Портал Теософического Сообщества

Вы просматриваете архив Портала теософического сообщества. Новые обсуждения здесь не ведутся.
#226528 15.08.12 18:52 (правка 15.08.12 18:53)
AAY в № 226516 пишет:
Без учета уровня развития сознания и целедостижения - разве можно говорить в таком ключе о даосской теории?

Совершенно верно. Получается какая-то дикая мешанина из чисто практических псевдодуховных сексуальных практик с теософскими метафизическими концепциями. В итоге выдается бред в виде заявки, что Махатмы, оказывается, озвучивали то же, что сказано в пословице про кобелей и сучек. Абзац.
#226531 15.08.12 19:12
Djay в № 226527 пишет:
Вэл в № 226508 пишет:другими словами, принадлежность индивидуумов к теософскому учению [обобщённо] не выказывает ни малейшего культурного преимущества пред теми, кто с этим учением себя не связывает.
---------

Вэл, ты дошел до самокритики? Я в восхищении!


Djay,

:-)

обрати внимание на свои последние реплики в мой адрес и спроси себя, "а какое отношение это имеет к моей теме?"

я к затронутой твоей темой проблеме всегда относился с большим интересом и вниманием, и если ты была внимательной, старался говорить здесь главным образом о главном и без труда могу продолжить.

но если ты будешь продолжать в том же духе в мой адрес, мне либо придётся удалиться, либо совместить "главное" с неизбежным выставлением тебя твоими же устами крайне неуравновешенной персоной, мягко говоря.

ну и как мне поступить?
#226532 15.08.12 19:18
Вэл в № 226531 пишет:
я к затронутой твоей темой проблеме всегда относился с большим интересом и вниманием, и если ты была внимательной, старался говорить здесь главным образом о главном и без труда могу продолжить.

Вэл, ты можешь писать по этой теме все, что находишь нужным, в рамках собственных давних интересов. Но ты же периодически сбиваешься с основного тона на... перечисление моих несовершенств. А у меня вполне развитый музыкальный слух и я хорошо чувствую любое интонирование - держись доминанты и все будет ОК.
#226533 15.08.12 19:21
понял.
предпочту откланяться.

:-)
#226534 15.08.12 19:24
Вэл в № 226533 пишет:
понял.
предпочту откланяться.

:-)

Ты в своем стиле - зачем было спрашивать? Чтобы показательно откланяться после моего "можешь продолжать"?
#226536 15.08.12 20:23 (правка 15.08.12 20:26)
Занятные (на мой взгляд) высказывания известных людей о женщине (и о мужчине заодно):
Пока еще не способна женщина на дружбу: женщины - это кошки, или птицы, или, в лучшем случае, коровы.
Пока еще не способна женщина на дружбу: но скажите мне вы, мужчины, кто из вас способен на нее?
О ваша бедность, мужчины, о ваша скудость души! То, что вы даете другу, я даю любому из врагов своих и не становлюсь от этого беднее.

автор: Фридрих Ницше


Женщины очень участливы, добросердечны и сострадательны, прекрасное они предпочитают полезному.

автор: Иммануил Кант


Женская догадка обладает большей точностью, чем мужская уверенность.

автор: Джозеф Редьярд Киплинг


И самое умное, чего достиг человек, - это умение любить женщину, поклоняться ее красоте: от любви к женщине родилось все прекрасное на земле.

автор: Максим Горький


Руки доброй женщины, обвившиеся вокруг шеи мужчины, - это спасательный круг, брошенный ему судьбой с неба.

автор: Джером Клапка Джером
#226538 15.08.12 21:38
AAY
Djay в № 226536 пишет:
Занятные (на мой взгляд) высказывания известных людей о женщине



И древние писали о женщинах.
Вот из Плутарха: Сравнительные жизнеописания :


XIV. Считая воспитание высшею и лучшею задачей для законодателя, он
приступил к осуществлению своих планов издалека и прежде всего обратил
внимание на брак и рождение детей. Аристотель ошибается, говоря, что он
желал дать разумное воспитание и женщинам, но отказался от этого, оказавшись
не в состоянии бороться с слишком большою волей, которую забрали себе
женщины, и их властью над мужьями. Последним приходилось вследствие частых
походов, оставлять на их руки весь дом и на этом основании слушаться их,
переходя всякую меру, и даже называть их "госпожами". Но Ликург оказал
должное внимание и женскому полу. Девушки должны были для укрепления тела
бегать, бороться, бросать диск, кидать копья, чтобы их будущие дети были
крепки телом в самом чреве их здоровой матери, чтобы их развитие было
правильно и чтобы сами матери могли разрешаться от бремени удачно и легко
благодаря крепости своего тела. Он запретил им баловать себя, сидеть дома и
вести изнеженный образ жизни. Они, как и мальчики, должны были являться во
время торжественных процессий без платья и плясать и петь на некоторых
праздниках в присутствии и на виду у молодых людей. Они имели право смеяться
над кем угодно, ловко пользуясь его ошибкой, с другой стороны, прославлять в
песнях тех, кто того заслуживал, и возбуждать в молодежи горячее
соревнование и честолюбие. Кого они хвалили за его нравственные качества,
кого прославляли девушки, тот уходил домой в восторге от похвал, зато
насмешки, хотя бы и сказанные в шутливой, не оскорбительной форме, язвили
его так же больно, как строгий выговор, так как на праздниках вместе с
простыми гражданами присутствовали цари и старейшины. В наготе девушек не
было ничего неприличного. Они были по-прежнему стыдливы и далеки от
соблазна, напротив, этим они приучались к простоте, заботам о своем теле.
Кроме того, женщине внушался благородный образ мыслей, сознание, что и она
может приобщиться к доблести и почету. Вот почему они могли говорить и
думать так, как то рассказывают о жене Леонида, Горго. Одна женщина,
вероятно, иностранка, сказала ей: "Одни вы, спартанки, делаете, что хотите,
со своими мужьями". "Но ведь одни мы и рожаем мужей", -- отвечала царица.

XV. Уже все то, о чем мы говорили до сих пор, служило побудительною
причиною к браку, -- я имею в виду торжественные шествия девушек, их наготу,
их упражнения в борьбе перед глазами молодых людей, которые шли сюда не с
"геометрическими", а с "любовными" целями, выражаясь языком Платона, но
холостяки подвергались, кроме того, некоторого рода позору. Они не имели
права присутствовать при празднике гимнопедий. Зимой они по приказу властей
обходили голыми городской рынок и, обходя его, пели сочиненную на счет их
песню, где говорилось, что они наказаны совершенно справедливо за свое
неповиновение законам. Наконец, им не оказывали уважения и услуг, которые
молодые люди оказывали старшим. Вот почему никто не отнесся с порицанием к
тем словам, которые были сказаны Деркеллиду, хотя он был знаменитым
полководцем. Один молодой человек, не встав при его входе, сказал: "У тебя
нет сына, который мог бы впоследствии встать передо мною!.."
Невест похищали, но не таких, которые были еще малы или слишком молоды
для брачной жизни, а вполне зрелых и развившихся. Похищенная отдавалась на
руки подруги невесты.
Внесши в отношения супругов скромность и порядок, Ликург изгнал такими
же решительными мерами и глупую женскую ревность.
Обычаи, находившиеся в полном соответствии требований природы с
требованиями государственной жизни, имели тогда так мало общего с тою
легкостью, которую мы встречаем позже в поведении спартанцев, что случаи
прелюбодеяния никогда не встречались у них. Известен ответ спартанца Герада,
имевший место очень давно. Иностранец спросил его, как они наказывают за
прелюбодеяние.
-- Друг мой, -- отвечал спартанец, -- прелюбодеяние неизвестно у нас.
-- Ну а если кто-нибудь окажется виновным в нем? -- продолжал
спрашивать тот.
-- Он должен дать в виде штрафа огромного быка, который мог бы
протянуть шею с вершины Тайгета, чтобы напиться воды в Эвроте, -- отвечал
Герад.
-- Да разве бывают такие огромные быки? -- спросил удивленный
иностранец.
-- А разве можно найти в Спарте прелюбодея? -- со смехом отвечал ему
Герад.
Вот что известно о спартанских браках.


и "О доблести женской"



[242] О женской доблести, Клея, наше мнение расходится с мнением Фукидида.[1] [e] Он утверждает, что лучшая среди женщин та, о которой реже всего упоминают посторонние с похвалой ли или с порицанием, и полагает величайшее достоинство женщины в замкнутости и домоседстве. Нам же более тонким представляется суждение Горгия,[2] который говорил, что не внешность, а благонравие женщины должно составлять ее славу в обществе. Превосходен и римский закон, по которому женщинам наравне [f] с мужчинами должна воздаваться посмертная почесть в публичной речи. И вот, согласно пожеланию, выраженному тобой в длительном и не чуждом философской утешительности собеседовании, которое мы вели с тобой после смерти нашей дорогой Леонтиды, я записал для тебя исторические примеры, показывающие, что одна и та же доблесть существует и для мужчин и для женщин. Этот рассказ не составлен с расчетом только [243] на приятность для слуха, но сама природа содержащихся в нем примеров такова, что их убедительность связана с привлекательностью, и мы не избегаем, как говорит Еврипид, сочетать Муз с Харитами в прекраснейшем согласии,[3] обращаясь к чувству красоты в душе слушателя.
Рассудим, в самом деле: если бы мы, говоря, что одна и та же живопись изображает как мужчин, так и женщин, представили такие образы женщин, какие создал Апеллес, или Зевксис, или Никомах,[4] то попрекнет ли кто-либо нас тем, что мы пытаемся скорее обольстить, чем убедить собеседника? Думаю, что нет. Опять же, если бы мы, доказывая относительно поэзии или мантики, что каждая из них существует не в двух разновидностях, мужской и женской, а остается одной и той же, стали сравнивать песни Сапфо и Анакреонта или вещания Сивиллы и Бакида,[5] то может ли кто по справедливости поставить в упрек нашему доказательству, что оно опирается на пристрастия слушателя? И этого ты не скажешь. Конечно, ничем нельзя лучше достигнуть понимания сходства и различия мужской и женской доблести, как сравнивая жизнь с жизнью и деяния с деяниями, сопоставляя их, как произведения высокого искусства, и исследуя, одинаковыми ли чертами в своей общей основе и сущности [c] характеризуется, например, великолепие Семирамиды и Сесостриса, или мудрость Танаквилиды и царя Сервия, или твердость духа Порции и Брута, Пелопида и Тимоклеи;[6] ибо доблесть получает некие отличия, как бы особые оттенки в соответствии с природой человека, со свойственными ему душевными и телесными задатками, питанием и образом жизни: по-своему мужествен Ахилл - по-своему Аянт, умудренность Одиссея не совпадает с умудренностью Нестора, по-своему справедлив Катон - [d] по-своему Агесилай, супружеская любовь иная у Ирены - иная у Алкестиды, иначе проявляется душевное величие у Корнелии - иначе у Олимпиады.[7] Но это не значит, что мы должны допускать существование многих разновидностей этих качеств, поскольку наблюдаемые в каждом отдельном случае отличия не создают различия в самом исходном их понятии.
Итак, оставляя в стороне все широко известное, о чем тебе уже, как я думаю, приходилось читать в других книгах, я приведу только те примеры, которые не привлекли заслуженного внимания у прежних писателей. Много достопамятных деяний совершали женщины и сообща и по-одиночке, [e] и начнем мы с того, что совершено сообща.
1. Τроянки[8]
После падения Илиона большая часть избегнувших пленения, оказавшись на кораблях в непогоду и не имея опыта в мореходстве, была отнесена к Италии и едва смогли причалить в удобном пристанище близ устья реки Тибра. Они стали бродить по окрестности в поисках проводника, женщинам же впало в помыслы, что для людей, невозвратно утративших родину, обосноваться где-либо на суше и тем создать себе новую родину лучше, чем продолжать блуждание по морю. Рассуждая так, женщины [f] договорились, как передают - по предложению одной из них, по имени Рома, - сжечь корабли. Так они и поступили, а опасаясь гнева мужчин, при их возвращении к морю встречали их объятиями и крепкими [244] поцелуями и таким проявлением сердечного расположения укротили своих супругов и родственников. Отсюда и пошел существующий и ныне у римских женщин обычай при встрече с близкими приветствовать их поцелуем. И вот троянцы, поставленные перед необходимостью, а вместе с тем и убедившись в том, что местные жители относятся к ним дружественно и благожелательно, примирились с поступком женщин и объединились в гражданстве с латинами.
2. Φокеянки[9]
Геройство фокеянок не нашло достойного отражения у историков, а между тем оно не уступает ни одному из проявлений женской доблести. О нем свидетельствуют и празднество, доныне справляемое фокеянами в Гиамполе, и героические решения, принятые в древности. Общее упоминание о них содержится в биографии Даифанта,[10] а об участии в них женщин скажем здесь.
Велась непримиримая война между фессалийцами и фокеянами. Те в один день убили всех архонтов и тираннов в фокейских городах, а эти истребили двести пятьдесят фессалийских заложников, а затем всеми силами выступили против фессалийцев через Локриду, положив зарок не щадить ни одного из взрослых, а детей и женщин обратить в рабство. При этом один из трех фокейских архонтов, Даифант, сын Батиллия, [с] убедил фокеян перед походом отвести женщин вместе с детьми изо всей Фокиды в одно место и заготовить там костры, приставив сторожей с наказом, если они узнают, что фокеяне терпят поражение, не медля предать огню все убежище и тела находящихся в нем. Когда принималось это постановление, один из присутствующих сказал, что справедливость требует запросить согласия и у женщин, а без этого ни к чему их не принуждать. Когда весть об этом дошла до женщин, они, собравшись вместе, [d] приняли такое же постановление и предложили увенчать Даифанта как подавшего наилучший для Фокиды совет; говорят, что и дети на своем особом собрании поддержали это решение. Но после этого фокеяне, сразившись с неприятелем у Клеон близ Гиамполя, одержали победу.
Среди эллинов это решение прослыло как фокейское отчаяние; но в Гиамполе доныне в память этой победы справляют посвященные Артемиде Элафеболии как самый большой праздник.
3. Xионки
Хиосцы выслали колонистов в Левконию по такой причине. Женился один из знатных людей на Хиосе. Когда невеста ехала на повозке, царь [e] Гиппокл, присутствовавший на свадьбе как родственник жениха, среди пьяного веселья вскочил на повозку, не имея в виду ничего обидного и не выходя за пределы допускаемых обычаем шуток. Однако его убили друзья жениха. Когда же появились знамения, неблагоприятные для хиосцев, и оракул потребовал казнить убивших Гиппокла, все объявили себя участниками этого деяния. Тогда оракул новым вещанием объявил, что если все запятнаны прегрешением, то всем надлежит оставить город. Так не только действительных виновников убийства, но и тех, кто так или иначе одобрял его - а таких оказалось немало, в том числе и влиятельных [f] граждан - хиосцы выслали в Левконию, которой владели и ранее совместно с эритрейцамн, отняв ее у коронейцев.[11] Когда в дальнейшем у них возникла война с эритрейцами, наиболее могущественными из ионийских городов, они оказались не в состоянии сопротивляться выступившему против них войску и были вынуждены оставить Левконию, договорившись с неприятелем, что каждый из уходящих будет иметь при себе [245] одну хлену и один гиматий, и ничего более. Но женщины стали попрекать их тем, что они готовы пройти безоружными сквозь строй неприятелей, а когда они сослались на клятвенный договор, потребовали от них не оставлять оружия, а смело заявить неприятелям, что копье - это хлена, а щит - гиматий для мужественного человека. Хиосцы послушались этого совета и гордо показали эрптрейцам свое оружие, так что те, пораженные их отвагой, не стали им препятствовать и удовольствовались их мирным уходом. Так хиосцы, наученные мужеству женщинами, с честью сохранили свою жизнь.
Не уступает этому и другой пример доблести, показанный хиосскими женщинами позднее, когда Филипп, сын Деметрия,[12] осаждая их город,, издал через глашатаев варварское и наглое объявление, призывая хиосских рабов переходить на его сторону и обещая им свободу и брак с женами их бывших господ. Возмущенные этим женщины, которым помогали и охваченные тем же негодованием рабы, бросились подниматься на стены с камнями и метательным оружием, ободряя сражающихся защитников города и направляя сами удары против врагов, и осада была отражена [c] без того, чтобы к Филиппу перебежал хотя бы один раб.
4. Аргивянки
Среди всех доблестных деяний, совершенных сообща женщинами,, нет более знаменитого, чем борьба, которую вели в защиту своей родины против спартанского царя Клеомена аргосские женщины, вдохновляемые поэтессой Телесиллой.[13] Она, как передают, происходила из знатного дома; болезненное телосложение побудило ее обратиться за помощью к оракулу, и ей было дано указание почитать Муз. Повинуясь божеству, она посвятила свое усердие песням и гармонии и скоро не только избавилась от недомогания [d], но и прославилась среди женщин как поэтесса. А когда Кле-мен, нанеся аргосцам большие потери (нет надобности верить сказке, будто число убитых составило семь тысяч семьсот семьдесят семь), подступил к городу, все женщины в цвете возраста, воодушевленные неким божественным порывом, поднялись на защиту родины. Предводительствуемые Телесиллой, они вооружаются, занимают укрепления, окружают своими отрядами стены, изумляя этим врагов. Они отразили Клеомена [e] с большими для него потерями, вытеснили и второго царя Демарата, уже проникшего в город и захватившего Памфилиакон,[14] о чем сообщает аргосский историк Сократ.
Так был спасен город. Женщин, павших в этой битве, с почетом похоронили на Аргосской дороге, а оставшимся в живых было предоставлено воздвигнуть памятную статую Энпалию.
Это событие одни относят к седьмому дню, другие к новолунию месяца ныне четвертого, а в старину носившего в Аргосе название Гермея.[15] В этот день там еще и теперь справляют праздник под названием Гибристики, [f] когда женщины одеваются в мужское платье, а мужчины в женское. А чтобы возместить малочисленность мужчин, аргосцы выдали овдовевших женщин не за рабов, как говорит Геродот, а за наиболее почтенных периэков, которым были предоставлены гражданские права. Однако и такое супружество аргивянки считали ниже своего достоинства и поставили за правило, чтобы вышедшие за бывших периэков женщины подвязывали себе искусственную бороду, восходя на брачное ложе.
5. Персиянки
[246] Кир, побудив персов отпасть от мидийского царя Астиага, потерпел поражение в битве. Когда бегущим персам оставалось только скрыться в город от преследования врагов, навстречу им вышли женщины и, подняв одежду выше пояса, воскликнули: "Куда вы бежите, негоднейшие трусы? Ведь не вернуться же вам туда, откуда вы родились". Пристыженные этим зрелищем и словами, персы повернулись к неприятелям и в возобновившейся битве разбили их.[16]
К этому событию восходит изданный Киром закон, по которому всякий раз, когда персидский царь войдет в город, каждая женщина получает в дар золотой. Об Охе,[17] вообще самом малодушном и корыстолюбивом из царей, передают, что он всегда объезжал город, чтобы не войти в него и таким образом лишить женщин подарка. Александр же входил в него дважды и беременным женщинам дарил по два золотых.
6. Кельтиянки
Прежде чем кельты, перейдя через Альпы, поселились в ныне занимаемой ими области Италии, у них возникли тяжкие непримиримые раздоры, [с] приведшие к междоусобной войне. Но женщины, явившись на поле сражения и осведомясь о существе спора, так безупречно разобрались во всем и так мудро рассудили, что враждующие пришли к полному восстановлению дружелюбия и между племенами и между отдельными домами. С тех пор кельты стали решать все вопросы войны и мира, совещаясь с женщинами, и на их же рассмотрение выносили вопросы, возникавшие во взаимоотношениях с союзниками.[18] А в договоре с Ганнибалом[19] было записано, что если у кельтов возникнут какие-либо жалобы против карфагенян, то судьями должны быть карфагенские власти и военачальники в Испании, а судьями в случае жалоб карфагенян против кельтов должны быть кельтские женщины. [d]
7. Μелиянки[20]
Мелийцы, нуждаясь в расширении своих земельных владений, решили отправить колонистов под началом Нимфея, человека молодого и обладающего прекрасной внешностью. Запрошенный по этому поводу оракул дал колонистам указание плыть и остановиться на поселение там, где они потеряют своих носителей. И вышло так, что когда они сделали высадку, причалив в Карий, внезапная буря разбила корабли. Жители карийской Криассы - то ли движимые сочувствием к бедствию чужеземцев, то ли опасаясь их отваги - предложили им здесь же и поселиться и предоставили необходимый земельный надел; но в дальнейшем, видя, что новое поселение за краткий срок очень разрослось и окрепло, пришли к коварному [e] умыслу истребить соседей, пригласив их на праздничное пиршество. Однако одна карийская девушка, по имени Кафена, тайно влюбленная в Нимфея, не в силах допустить его гибель раскрыла ему замысел своих сограждан. И вот, когда крпассейцы пришли к Нимфею с приглашением, он ответил им, что у эллинов не в обычае идти на званый обед без своих жен, и карийцы подтвердили, что просят всех привести с собой и жен. Рассказав об этом мелийцам, Нимфей распорядился, чтобы мужчины отправились на пир безоружными, а каждая из женщин спрятала на груди кинжал и села за обедом рядом со своим мужем. Когда посреди обеда [f] карийцам был подан условный знак, его поняли и греки. Женщины мгновенно раскрыли свои пазухи и мелийцы, схватив кинжалы, набросились на варваров и всех их перебили. Завладев после этого всей областью, они разрушили прежний город и отстроили другой, назвав его Новой Крттассой. Кафена, выйдя замуж на Нимфея, была окружена почетом [247] за оказанное ею благодеяние. Но вызывает удивление и твердость духа мелиянок, из множества которых ни одна хотя бы невольно пе стала предательницей.
8. Тирренянки[21]
Афиняне изгнали с островов Лемноса и Имброса как полуварваров потомство тирренцев, поселившихся на этих островах и похитивших женщин из Браврона. Изгнанные высадились в области мыса Тенара и, оказав помощь спартиатам в войне против илотов, получили гражданство и эпигамию. Однако они не допускались к занятию административных должностей и участию в совете. Навлекши на себя подозрение в сговоре и стремлении к перевороту, они были арестованы, и лакедемоняне содержали их под строгим надзором, в поисках доказательств их виновности. Тогда их жены, явившись к тюрьме, усиленными настояниями и мольбами добились от стражи допуска к заключенным для краткого свидания. Войдя туда, они велели мужьям немедля обменяться с ними одеждой и [с] под покровом женской одежды выйти из заключения. Так и произошло: женщины остались в тюрьме, готовые все претерпеть, а их мужья беспрепятственно прошли под видом женщин мимо обманутых стражей. После этого они укрепились на Тайгете, где нашли поддержку у восставших илотов. Устрашенные спартиаты вступили с ними в переговоры, и было достигнуто мирное соглашение на тех условиях, что тирренцам возвращаются их жены и они, получив корабли и деньги, отправляются искать пристанища в других местах в качестве колонистов и родственников [d] лакедемонян. Так пеласги отплывают,[22] приняв начальниками лакедемонян Поллиса, Дельфа и Кратаида. Часть их поселилась на острове Мелосе, а большинство под началом Поллиса поплыли далее на Крит, следуя вещанию оракула, которое велело им продолжать плавание до тех пор, пока они не потеряют богиню и якорь, и только тогда основать город. И вот, когда они сделали остановку, высадившись у так называемого Херронеса, ночью их охватил безотчетный панический ужас. В переполохе [e] они бросились на корабли, оставив на суше наследственное изваяние Артемиды, которое еще их отцы вывезли на Лемнос из Браврона и которое они повсюду возили с собой. Когда в плавании смятение улеглось, они заметили отсутствие этой статуи, и тут же Пол лис обнаружил, что на якоре нет когтя, который, очевидно, отломился при вытаскивании якоря из каменного грунта. Объявив, что предсказанное оракулом исполнилось, Поллис распорядился плыть обратно.[23] Он захватил землю на Крите, одолев во многих битвах местное население, обосновался в городе Лнкте[24] и подчинил другие города. Поэтому ликтийцы считают себя по матерям родичами афинян и колонистами спартиатов.
9. Ликиянки[25]
[f] К мифам относится то, что, как передают, произошло в Ликии, но эта молва упорно держится. Говорят, что Амисодар, которого ликийцы называют Исаром, привел из ликийской колонии Зелеи пиратские корабли под началом Химара, мужа храброго, но грубого и свирепого. Его корабль [248] имел на носу изображение льва, а на корме дракона. Много бед он причинял ликийцам, невозможно стало не только выйти в море, но и жить в приморских городах. Наконец его убил Беллерофонт, преследуя его корабль верхом на крылатом коне Пегасе. Беллерофонт изгнал и враждебных Ликии амазонок, но не получил достойной награды от царя Иобата, а, напротив, встретил с его стороны неприязнь. Войдя в море, он обратился к Посидону с мольбой поразить эту страну бесплодием. И когда он после этого стал удаляться от моря, за ним последовала поднявшаяся волна, которая затопляла землю; страшное зрелище было это море, наступающее на сушу. Тщетно пытались ликийцы уговорить Беллерофонта прекратить это бедствие; тогда навстречу ему вышли женщины, засучив свои хитоны; он, пристыженный, повернулся и стал отступать, а вместе с ним уходила и приливная волна.
Иные, пытаясь устранить сказочность этого предания, перетолковывают его так, что Беллерофонт не заклятием навел море на поля, а прорвал каменистую гряду, отделявшую море от низменной плодородной равнины, и, когда море стало заливать сушу, а мужчинам не удалось уговорить Беллерофонта, женщины, окружив его толпой, вызвали у него [c] сожаление и смирили его гнев.
Говорят также, что так называемая Химера - это устремленный к солнцу утес, который летом вызывает вредоносное преломление солнечных лучей и тяжелые испарения, губящие посевы. Беллерофонт же понял причину бедствия и устранил его, обрубив гладкую поверхность утеса, которая вызывала неблагоприятное преломление. Не видя надлежащей благодарности со стороны ликийцев, он замыслил их покарать, но был умиротворен женщинами.
Относящиеся сюда наиболее правдоподобные известия сообщает Нимфис [d] в четвертой книге своей "Истории Гераклеи". Он утверждает, что Беллерофонт убил в области ксантиев дикого кабана, истреблявшего их стада и посевы, но не получил за это никакой награды. По его мольбе, обращенной к Посидону, бог наказал ликийцев тем, что все их поля покрылись соленым выпотом и оставались бесплодными, пока Беллерофонт, снизойдя к просьбам женщин, не помолился Посидону снять гнев. Отсюда и пошел у ксантийцев обычай именоваться полным именем не по отцу, а по матери.
10. Салмантиянки
Прежде чем выступить против римлян, Ганнибал, сын Барки осадил [e] в Испании большой город Салмантику.[26] Сначала осажденные, не решаясь оказать сопротивление, договорились уплатить Ганнибалу триста талантов и выдать триста заложников. Но когда он снял осаду, их настроение изменилось и они не выполнили условия. Ганнибал вернулся и возобновил военные действия, поощрив своих воинов обещанием предоставить им город на разграбление. Тут горожане, совершенно подавленные, сдались на самых тяжких условиях: все свободные граждане покидают город безоружными, оставляя там оружие, имущество и рабов. Но женщины, положившись на то, что неприятели будут обыскивать только мужчин, а их эта проверка не коснется, спрятали под одеждой оружие и так вышли из города вместе с мужчинами. Когда все вышли, Ганнибал разместил всех в пригороде, приставив к ним стражами отряд масесилийцев,[27] а остальное его войско беспорядочной толпой бросилось грабить город. Масесилийцы, видя перед собой богатую добычу, доставшуюся их товарищам, [249] не могли спокойно нести возложенные на них обязанности стражей и один за другим покидали свои посты, чтобы принять участие в разграблении. Этим воспользовались салмантиянки. Перекликнувшись со своими мужьями, они передали им кинжалы, а некоторые и сами с оружием напали на стражей; одна даже вырвала копье у толмача Бакона и нанесла ему удар, от которого его спас только панцирь. Так салмантийцы одних стражей повергли, других обратили в бегство, и все вместе с женами освободились от пленения. Узнав об этом, Ганнибал устремился пх преследовать и часть их успел догнать и сразить, остальные же укрылись в горах. Позднее они отправили к Ганнибалу просительное посольство, и им было великодушно разрешено вернуться в свой город.
11. Милетянки[28]
Милетских девушек когда-то постигла без видимой причины непонятная и внушающая страх душевная болезнь. Можно было только предположить, что распространившаяся в воздухе болезнетворная зараза вызвала у них расстройство разума: все они внезапно были охвачены самоубийственным стремлением к петле, и многие, ускользнув от надзора, повесились. Мольбы и слезы родителей, уговоры друзей не достигали цели, [с] и, впав в это безумие, девушки преодолевали всякую бдительность окружающих. Казалось, что борьба с этим демоническим бедствием превышает человеческие возможности, пока по чьему-то мудрому совету не был принят закон - повесившихся девушек выносить на похороны через городскую площадь нагими. Это подействовало, и самоубийства девушек полностью прекратились. Великое доказательство благородства и добродетельности [d] такая боязнь бесславия: те, которые не колеблясь шли навстречу самому страшному - смерти и страданию, отступали перед мыслью о позоре, который ожидал их после смерти.
12. Киянки[29]
У девушек города Киоса было в обычае встречаться между собой на общественных празднествах и проводить вместе дни, а их женихи присутствовали при их играх и плясках; а по вечерам они ходили в гости к каждой поочередно и прислуживали ее родителям и братьям вплоть [e] до омовения ног. Часто бывало, что многие влюблялись в одну и ту же девушку, по при этом соблюдалась такая сдержанность, что после ее помолвки с одним из них все остальные женихи тотчас отступались. Но высшим проявлением женской скромности было то, что на протяжении семисот лет не было ни одного случая прелюбодеяния и ни одной соблазненной девушки.
13. Амфисеянки[30]
[f] Когда фокидские тпранны захватили Дельфы и Фивы вели с ними войну, получившую название Священной, справляющие дионисические действа женщины,[31] так называемые вакханки, в исступленном ночном блуждании, не замечая того, оказались в городе Амфиссе.[32] Утомленные и еще не владеющие полнотой сознания, они улеглись где пришлось на площади и погрузились в сон. В городе, который состоял в союзе с фокейцами, находилось много их воинов, и амфисские женщины, опасаясь какого-либо бесчинства с их стороны, сбежались на площадь, окружили спящих вакханок и молча охраняли их, а когда те пробудились, оказали им всю необходимую помощь, принесли еду и наконец, с разрешения своих мужей, проводили до границы.
14. Валерия и Клелия[33]
[250] Причиной изгнания Тарквинпя Гордого, седьмого после Ромула римского царя, было насилие, совершенное над добродетельной Лукрецией, супругой знатного римлянина, состоявшего в родстве с царским домом. Это преступление учинил один из сыновей Тарквиния, злоупотребив оказанным ему гостеприимством. Лукреция, поведав о происшедшем друзьям и близким, тут же закололась.
Изгнанный Тарквиний, не ограничиваясь войнами, которые он сам вел, пытаясь вернуть себе власть, убедил этрусского царя Порсенну выступить против Рима с большими силами. Одновременно с войной римлян постиг еще и голод. Но они слыхали, что Порсенна не только грозный воитель, но и справедливый человек, и решились просить его быть третейским судьей у них с Тарквинием. Тарквиний надменно отверг посредничество Порсенны, говоря, что если тот не сохранит верности как союзник, то не может быть и беспристрастным судьей. Тогда Порсенна изъявил готовность удалиться, примирившись с римлянами, если ему будут возвращены земли, отнятые ими ранее, и захваченные ими пленные. На этих условиях он снял свои военные приготовления еще до окончательного оформления договора, получив заложниками десять юношей и десять девушек, в числе которых была и Валерия, дочь консула. И вот, когда эти [с] заложницы пошли на реку, чтобы выкупаться в некотором отдалении от лагеря, одна из них, по имени Клелпя, предложила вернуться в Рим вплавь. Они повязали свои туники на головы и, преодолевая сильное течение и глубинные водовороты, поддерживая друг друга, с большим трудом [d] добрались до другого берега. Иные же говорят, что Клелии удалось раздобыть лошадь и спокойно переправиться верхом, ободряя плывущих следом за ней и оказывая им помощь: основание для таких рассказов будет упомянуто далее.
Когда римляне увидели вернувшихся девушек, всех поразила их отважная предприимчивость, но самая попытка бегства не встретила одобрения: признали недопустимым, чтобы римляне ответили обманом на доверие, оказанное им одним человеком. Девушкам велели вернуться в плен и дали им проводников. Когда они переправились через реку, их едва не захватил [e] Тарквиний, напав из засады. Но Валерия с тремя рабами успела укрыться в лагере Порсенны, а остальных отбил сын Порсенны Арунс, вовремя подоспевший на помощь. Когда Порсенна увидел приведенных обратно заложниц и спросил, кто из них была зачинщицей бегства, остальные, опасаясь за Клелию, молчали, но она сама приняла на себя всю ответственность. Восхищенный Порсенна приказал привести роскошно оседланного коня и подарил его Клелии, а затем милостиво отпустил в Рим всех заложниц.
[f] Отсюда и делают некоторые вывод, что Клелия при побеге воспользовалась конем; но на это возражают, что, удостоив Клелию подарка, подобающего воину, Порсенна только выразил свое восхищение ее доблестной отвагой, превысившей женскую меру. Как бы то ни было, на священной дороге воздвигли женскую конную статую, которую одни называют памятником Клелии, другие памятником Валерии.
15. Μикка и Μегисто
[251] Аристотим, захвативший тираннию в Элиде[34] и отправившийся на поддержку царя Антигона, не знал никакой меры в злоупотреблениях своей властью. Будучи сам по природе человеком жестоким, он рабски трепетал перед наемным сбродом варваров, охранявших его жизнь и власть, и допускал с их стороны любые бесчинства и насилия, чинимые гражданам. Такое бедствие постигло и некоего Вилодема. Его дочерью, прекрасной девушкой по имени Микка, вознамерился овладеть один из командиров телохранителей тиранна по имени Лукий, движимый скорее наглостью, чем любовью. Он через посланных вызвал к себе девушку, и родители уговаривали ее, уступая принуждению, подчиниться. Но благородная и исполненная достоинства девушка, обнимая колени отца, умоляла его предпочесть увидеть ее мертвой, чем допустить, чтобы она подверглась позорному насилию. Не вытерпев промедления, Лукий оставил попойку и явился сам, распаленный вином и похотью. Застав девушку припавшей к коленям отца, он приказал ей следовать за собой. Не встречая повиновения, он сорвал с нее одежду и стал хлестать Микку, которая молча переносила побои. Родители, видя, что их слезные мольбы остаются безуспешными, призвали богов и людей в свидетели творимого страшного [c] беззакония, и тогда разъяренный пьяной злобой варвар заколол девушку, прежде чем она могла приподнять голову от коленей отца.
Не довольствуясь этим злодеянием своего наемника, тиранн умертвил многих граждан и еще большее число их изгнал. Передают, что восемьсот изгнанников, найдя приют в Этолии, просили вызволить от тираннии их жен и малолетних детей. Немного позднее и сам тиранн объявил, что женам изгнанников разрешается выехать к их мужьям, взяв с собой все, что пожелают из своего приданого! Когда Аристотим узнал, что они с радостью приняли это разрешение (желающих им воспользоваться оказалось более шестисот), оп распорядился, чтобы все они собрались в назначенный [d] день в определенном месте, где им ради их безопасности будет дано сопровождение. В указанный день женщины собрались у ворот со своими вещами, держа одних детей на руках, других оставив в повозках. Когда еще поджидали задержавшихся, внезапно показался отряд наемников тиранна. Еще издали они окриком приказали женщинам не двигаться с места, а приблизившись, велели отойти назад и, повернув повозки, направили их на толпу женщин, никого не щадя и не давая возможности уклониться и оказать помощь детям, которые гибли, падая с повозок под колеса. [e] Криком и бичами наемники гнали женщин как стадо овец, тесня их так, что они сбивали с ног друг друга, и наконец ввергли их в тюрьму, а их вещи были доставлены Аристотиму.
Это событие вызвало общее возмущение в Элиде. Жрицы Диониса, так называемые Шестнадцать,[35] с просительными ветвями в руках[36] и священными повязками на голове вышли на площадь и, пройдя мимо почтительно расступившихся оруженосцев, остановились в молчании перед Аристотимом, протягивая ему знаки просительного обращения. И как только [f] выяснилось, что их просьба касается тех женщин, которых он бросил в тюрьму, тиранн гневно обрушился на оруженосцев, которые допустили к нему просительниц, приказал прогнать жриц в шею и оштрафовал каждую на два таланта.
После этого в Элиде возник заговор против тираннии. Составил его Гелланик, человек, которого и старость, и то обстоятельство, что он был подавлен смертью двух сыновей, освобождали от каких-либо подозрений со стороны Аристотима. В то же время изгнанные тиранном ранее [252] переправляются из Этолпп и занимают Амимону, удобное как опора для военных действий место, куда к ним перебегают и многие из элидских граждан. Встревоженный этим тиранн отправился к находящимся в тюрьме женщинам и в расчете добиться успеха более устрашением, чем добром, потребовал от них послать своим мужьям просьбу покинуть страну, угрожая в случае отказа умертвить у них на глазах их детей, а затем предать позорной казни их самих. Долго он добивался положительного ответа, но женщины молчали и только переглядывались между собой, убеждаясь, что ни одна не поддается его угрозам. Наконец Мегисто, жена Тимолеонта, и по заслугам мужа и по своим душевным качествам занимавшая среди всех выдающееся положение, не удостоив тиранна того, чтобы подняться с места, сидя дала такой ответ: "Если бы ты был человеком разумным, то не разговаривал бы с женщинами о делах их мужей, а обратился бы к самим мужьям, обладающим властью над нами, и нашел бы для этого слова лучшие, чем те, которыми ты нас обманул. Если же ты, не надеясь сам их убедить, пытаешься воспользоваться нашим посредничеством, то не обольщайся мыслью, [c] что тебе снова удастся обмануть нас и что наши мужья так низки духом, чтобы из жалости к детям и женам пренебречь свободой родины: ведь не столь горестно для них потерять нас, которых они и ныне лишены, как отрадно освободить сограждан от твоего наглого издевательства". Не стерпев этой речи, Аристотим приказал привести малолетнего сына Мегисто и убить его на глазах у матери. Когда мальчика отыскивали [d] среди игравших детей, Мегисто сама подозвала его: "Иди сюда, сынок, освободись от ненавистной тираннии, прежде чем почувствовать ее, войдя в разум; а мне не так тяжело видеть тебя убитым, как растущим в низменном рабстве". Аристотим яростно набросился на нее с кинжалом, но один из приближенных по имени Киллон, считавшийся верным тиранну, но тайно ненавидевший его и участвовавший в заговоре Гелланика, удержал его от убийства, говоря, что такой поступок достоин неразумной женщины, а не мужа начальствующего и искушенного в государствен
#226553 16.08.12 05:33
Без друзей МЕНЯ (мужчины) чуть-чуть, а с друзьями (женщинами) МНОГО!
AAY СПАСИБО!
"посредственность не знает ничего, выше себя-самоё, и только талант сможет распознать гения"
#226579 16.08.12 11:23
AAY в № 226538 пишет:
Но Ликург оказал
должное внимание и женскому полу. Девушки должны были для укрепления тела
бегать, бороться, бросать диск, кидать копья, чтобы их будущие дети были
крепки телом в самом чреве их здоровой матери, чтобы их развитие было
правильно и чтобы сами матери могли разрешаться от бремени удачно и легко
благодаря крепости своего тела. Он запретил им баловать себя, сидеть дома и
вести изнеженный образ жизни. Они, как и мальчики, должны были являться во
время торжественных процессий без платья и плясать и петь на некоторых
праздниках в присутствии и на виду у молодых людей. Они имели право смеяться
над кем угодно, ловко пользуясь его ошибкой, с другой стороны, прославлять в
песнях тех, кто того заслуживал, и возбуждать в молодежи горячее
соревнование и честолюбие. Кого они хвалили за его нравственные качества,
кого прославляли девушки, тот уходил домой в восторге от похвал, зато
насмешки, хотя бы и сказанные в шутливой, не оскорбительной форме, язвили
его так же больно, как строгий выговор, так как на праздниках вместе с
простыми гражданами присутствовали цари и старейшины. В наготе девушек не
было ничего неприличного. Они были по-прежнему стыдливы и далеки от
соблазна, напротив, этим они приучались к простоте, заботам о своем теле.
Кроме того, женщине внушался благородный образ мыслей, сознание, что и она
может приобщиться к доблести и почету.

Спасибо, ААУ! Удачные примеры и уместные, в противовес всему, что постят в адрес женщин негативного. И бездушные, и вредные, и ... но вот мужчинам в них есть надобность (да и природа требует)... И это подобные бредни на теософском портале.
#226584 16.08.12 12:01
Djay
И бездушные, и
вредные, и ... но вот мужчинам в
них есть надобность (да и природа
требует)... И это подобные бредни
на теософском портале.

"- Станешь курить вражеские сигареты,скажут-предал родину.."
На самом деле нет плохих женщин и хороших мужчин,мы все человечество.
#226588 16.08.12 12:45
> Но Ликург оказал

Представляю, что будет, если в госдуме такой законопроект выдвинуть
Wit beyond measure is man's greatest treasure!
#226591 16.08.12 14:21 (правка 16.08.12 14:22)
эдик в № 226584 пишет:
На самом деле нет плохих женщин и хороших мужчин,мы все человечество.



Но... (дата этих постов - 21.06.2007, тема "Земная женщина) - надо ж. еще и дата такая )
Очередное дежавю.
Как только начинаешь намекать женщине о высшем в её природе и в его отношении к высшему в природе мужчины, так она сразу начинает вспоминать о том, что она прежде всего земная, что чтобы подняться, надо прежде упасть и тд и тп.

Да упали вы уже, упали!
Пора подниматься!


моя сентенция обращена к женщинам, которые свою импотенцию [с точки зрения потенции к высшему в собственной природе и в природе мужчины] оправдывают тем или иным образом.
И тут важно не то, что у них на языке в связи с божественностью вообще и в связи с божественностью в мужчине и женщине в частности, важна действительная мотивация в таких отношениях.


август 2012 - все то же, практически.
#226604 16.08.12 16:11
Николай Былков в № 226453 пишет:
Tanyushk@ в № 226408 пишет:
культурно и почти пассивно, посоветую вам Николай Былков, меньше ошиваться на Параходе. Что-то много там озабочености на квадратный метр, в последнее время. А вместо даосской литературы более внимательно почитать теософскую,

Прислушаться бы рад, да в теософии секса нет, а люди не доросли до возможности размножаться и жить в обществе без секса.
Почитайте, о чём шла речь на пароходе. fyyf наткнулась, не поняв, как обычно, подняла вой, развесив клюкву на весь форум. Впрочем, спасибо ей за тему, потревожившую "осиное гнездо".


Я имела в виду не только сексуальную озабоченность - а вообще - озабоченость ума чем(или кем)-либо, что и мешает человеку (то ли мужчине, то ли женщине) правильно понимать то, что изложено в теософских источниках.

В Теософии нет секса, лишь потому что это Наука Наук, которая выдает нам знания об Вечных Причинах, которые, если будут поняты правильно, могут помочь человеку решать его частные личные(социальные, общечеловеческие) проблемы.

======================================================

Например, вашу "проблему секса":

> люди не доросли до возможности размножаться и жить в обществе без секса.

еще как "доросли". В современном обществе уже давно практикуется способ "беспорочного зачатия" с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО). И от секса тоже никто не отказывается - даже если есть какие-то проблеммы с потенцией у партнера, то это можно вполне решить с помощью соответствущего механичного имитатора.

Надеюсь, я сняла груз волнения, с вашей головы, о бедных женщинах - как же они будут то жить, без мужчин.
#226614 16.08.12 19:01
Tanyushk@ в № 226604 пишет:
Надеюсь, я сняла груз волнения, с вашей головы

Не надейся - этот "груз" не совсем в голове. Вернее, совсем не в голове. И пока товарищ не разберется, что именно и откуда ему в голову шибает... никто не поможет.
#226617 16.08.12 19:09 (правка 16.08.12 19:10)
То что я могла бы сама сказать о роли женщины в современном мире, очень хорошо и давно написано одним известным писателем:
... женщина, в этом твоя особенность и твоя сила. Мужчины должны бы повалиться к ногам твоим и на руках тебя носить.
Как-то получается, что от тебя требуют быть такой, какой им хочется. Стараются тебя слепить по подходящей для них форме. И беда, если ты оказываешься сильнее! Тогда им надо выказать свое превосходство, а если его нет, то, значит, надо унизить тебя, пригнуть до своего уровня и даже еще ниже.
В дружбе не так, как в любви, дружба требует обязательной взаимности. И равенства во что бы то ни стало. Но не в смысле одинаковости.

Ну, что касается "на руках носить", то это аллегория, а в остальном - буквально каждое слово это цитаты проверено на личном опыте. Все так и происходит.
#226620 16.08.12 19:46
DjayДа,все именно так.Ведь речь темы не о бессмертной триаде,а о самцах и самках вида гомо сапиенс.Естественно шкала отношений широко расползлась от примитивных животных,до высоких,на сколько позволяет полярная форма,облагороженная стремлением к высшему.Поэтому не все одинаково такие,хотя и в меньшенстве,почему и редко встречаемы.Но ведь осуждать мужчину или женщину за форму ,когда они стремятся к прекрасному глупо,правда ведь?Даже махатмы не бесполы в своей форме.Поэтому выделяя одну лишь полярность,как принцип,не стоит ее объединять с личностью,ибо это даст каждый раз новую палитру от смешения растворителя полярности и "красителя" индивидуального субъекта.
#226624 16.08.12 20:40
Абель в № 226620 пишет:
Но ведь осуждать мужчину или женщину за форму ,когда они стремятся к прекрасному глупо,правда ведь?



"Учение Храма"
ЖЕНЩИНА
НАСТАВЛЕНИЕ 40
Встречаются женщины, которые подобно определенному виду земноводных крабов, ежегодно предпринимающих паломничество к морскому берегу, чтобы, окунувшись, сбросить свой панцирь, погружаются время от времени в море человеческой любви, развлекаются, сбрасывают с себя грубые наросты, которыми обросли их сердца в результате бездействия и чрезмерного самопотворства, и возвращаются к обычной жизни освеженными, с новыми силами, полученными от каждого такого опыта. Но, увы, есть и другие, и их не мало, – таких, кто, будучи в состоянии заметить приближение шторма, грозящего разрушить их мир и оставить их в одиночестве, все же бессильны направить свою утлую ладью жизни в безопасное русло; кто с широко раскрытыми глазами беспомощно, а порою и отчаянно, несется прямо на скалы, даже если видит на них множество зажженных маяков. Сердца таких женщин никогда не стареют; может увянуть телесная оболочка, притупиться зрение и слух, а бедность, болезни и несчастья всех видов могут стать их ежедневным уделом, но все же сердце в своей трепетной, вечно юной страсти, продолжает биться беспощадно, то заливая огонь, то воскрешая его вновь с еще большей силой. Другие женщины улыбаются при виде этой явной несообразности между возрастом и любовью – но лишь до тех пор, пока не приходит и их время сыграть свою роль в вечной трагедии женской доли.
«Дай, дай, дай!» – кричит противоположный полюс жизни, воплощенное мужское начало. И женщина отдает, пока ее силы не истощатся, и в следующем воплощении она переходит на противоположную сторону жизни, чтобы занять свое положение с теми, кто требует и получает, то есть с мужским полом. Потом пресыщение снова направляет ее к противоположному полюсу.
Закон воздаяния точен: что мы сеем, то должны и пожинать. Колесо Богов перемалывает медленно, но зато шлифует чрезвычайно тонко.
Из всех этих мук, сердечной жажды и удовлетворения страстей рождается спеленутое дитя – Духовная Любовь к Христу, к Богу, – которое должно быть положено в ясли. Ясли – это физический план существования, в котором рождается этот ребенок, чтобы искупить субстанцию этого плана, то есть освободить ее, подняв снова, атом за атомом, до того состояния, из которого она пала. И пусть успокоятся все страдающие, наполненные болью сердца от мысли, что каждая мужественно перенесенная мука и боль приближает их еще на один шаг к Дому Отца, к Лику Отца. Нация за нацией, раса за расой угасают и уходят, оставляя в память о своем существовании лишь следы разбросанных по миру свидетельств. Древняя, очень древняя история упадка и возрождения рассказывается снова и снова одними и теми же душами, приходящими в разных телах, своим не столь хорошо осведомленным собратьям. Но в результате контакта с материей пробуждаются те же самые честолюбие, алчность и жадность, и послания этих душ остаются незамеченными и непризнанными. Раса за расой страдают от тех же самых стародавних причин и уходят в небытие в результате собственного врожденного эгоизма. В каждой из них рождаются немногие мужественные души, готовые положить свою жизнь на то, чтобы научить этому древнему, но всегда новому уроку Вечного Братства, и каждая такая душа по очереди распинается на кресте эгоизма мира. Когда эти души молоды, то тот энтузиазм, что был пробужден прочувствованным ими божественным прикосновением, еще может поддерживать их, но по мере приближения старости их проводники становятся не способными к действию, а ко времени, когда возраст и опыт уже позволяют им быть верными водителями молодого поколения, они утрачивают красоту лица и тела, которые так привлекают к себе чувственные взоры и являются одним из наиболее мощных рычагов мирового движения. Поэтому своими словами и действиями они уже не могут произвести достаточно сильного впечатления и вызвать энтузиазм у других. От них либо отворачиваются, либо просто терпят, и в результате каждому новому поколению приходится учить тот же самый старый урок на своих ошибках.
#226651 17.08.12 07:51
Tanyushk@ в № 226604 пишет:
Например, вашу "проблему секса":

> люди не доросли до возможности размножаться и жить в обществе без секса.

еще как "доросли". В современном обществе уже давно практикуется способ "беспорочного зачатия" с помощью искусственного оплодотворения (ЭКО). И от секса тоже никто не отказывается - даже если есть какие-то проблеммы с потенцией у партнера, то это можно вполне решить с помощью соответствущего механичного имитатора.

Надеюсь, я сняла груз волнения, с вашей головы, о бедных женщинах - как же они будут то жить, без мужчин.


Я поднял тему низшей природы, присущей каждому, независимо от пола. Так получилось, в этой теме некоторые дамы свели всё к обвинению меня вместо спокойного обсуждения.
Мой выброс был сделан осознанно на некую пафосность Джай и с надеждой, что обсуждение стыдливой темы пригодится кому-нибудь в жизни обязательно. Не нужно винить других, не нужно искать дьявола или злого соблазнителя, когда в голове появляются похотливые мысли, желания или ощущения. Не нужно раскисать и не нужно бояться себя и своего сознания, спеша к специалистам или употребляя лекарственные средства.
Всё это идёт от плоти, всё заложено внутри, проявление принципов в нас Инь-Ян.

"Дилемма "добр человек от природы или зол" ставила мыслителя перед проблемой соотношения разума и страстей, рассудка и чувств, осознанных желаний и неясных влечений. Уже древнегреческие философы подмечали, что душу человека нельзя свести только к разумному началу. Согласно Платону, в душе каждого человека незримо дремлет дикое, звероподобное начало, которое под влиянием сытости и хмеля, отбросив всякий стыд и разум, стремится к удовлетворению своих вожделений. Даже в тех, Кто на первый взгляд кажется разумным, умеренным и добродетельным, таится "какой - то страшный, беззаконный и дикий вид желаний...".

В истории философии трудно, пожалуй, найти такого мыслителя, который бы отрицал возможность проявления в человеке безудержных страстей.
Даже Декарт, провозгласивший тождество сознательного и психического, в последние годы своей жизни специально обратился к исследованию страстей души человеческой. В трактате "Страсти души" он не только попытался дать классификацию страстей, но и писал о борьбе, происходящей между "низшей" частью души, названной им "чувствующей", и "высшей" ее частью - "разумной". Вопрос, очевидно, не в самом признании существования в душе человека иррациональных сил, а в том, признается ли могущество разума над страстями или ему отказывается в этом. Для Платона, например, ответ на этот вопрос был предельно однозначным: разум может и должен подчинить себе вожделения, он способен осуществлять контроль над желаниями иррационального начала души.

По убеждению Декарта, человек приобретает абсолютную власть над страстями посредством своей воли.
Но были мыслители, которые считали, что страсти человека не поддаются разумному контролю: разум бессилен в своем стремлении Сдержать натиск страстей, единственное, на что он способен, это осознать свое бессилие перед ними. Против абсолютизации власти разума над страстями выступил, например, Спиноза, утверждавший, что эта власть не безусловна. Еще более категорическую позицию по данному вопросу занял Юм, который утверждал, что "разум есть и должен быть лишь рабом аффектов и не может претендовать на какую-либо другую должность, кроме служения и послушания им".


В вопросах пола спасть надо мужчин, а не женщин, чьё развитие идёт по восходящей.
1) все существующее существует вследст­вие естественных причин;
2) добродетель приносит себе свою награду, а порок – свое наказание;
и 3) со­стояние человека в этом мире есть состояние находящегося на испытании."
#226652 17.08.12 07:59
AAY в № 226516 пишет:
Обьяснить в рамках чего и направить куда.
Потому как многое зависит от того, куда и зачем устремлен.
Наверное кому то эта теория и практика от даосов будет нужна, кому то - совсем не нужно и даже вредно.
Без учета уровня развития сознания и целедостижения - разве можно говорить в таком ключе о даосской теории?

Разговор направили не совсем в то русло. На пароходе о другом шла речь, когда Хакану привёл фразу о 10 000 толчках, но некоторых женщин это чрезмерно возбудило и разум покинул их, непознавшие даосов, сердца.
Конечно, эта тема очень актуальна, раз она напрямую связана с развитием духа. Все учения ограничивают секс, как причину потери энергии, вытекающей в бездонную бочку похоти.
А, в настоящее время, мужчин настоящих трудно отыскать - и далее будет хуже - жизнь малоподвижная и еда обильная. Практиками занимаются единицы.
1) все существующее существует вследст­вие естественных причин;
2) добродетель приносит себе свою награду, а порок – свое наказание;
и 3) со­стояние человека в этом мире есть состояние находящегося на испытании."
#226655 17.08.12 09:21
AAY
Николай Былков в № 226652 пишет:
Разговор направили не совсем в то русло. На пароходе о другом шла речь, когда Хакану привёл фразу о 10 000 толчках, но некоторых женщин это чрезмерно возбудило и разум покинул их, непознавшие даосов, сердца.

Всякое может быть. Надо смотреть текст и контекст.
Николай Былков в № 226652 пишет:
Конечно, эта тема очень актуальна, раз она напрямую связана с развитием духа. Все учения ограничивают секс, как причину потери энергии, вытекающей в бездонную бочку похоти.

Не только причина в потери энергии. Человек может расходовать много энергии на совершение каких либо дел.
Весь вопрос в том, к чему приводит такой расход энергии и где находиться сознание в этот момент.
Поэтому это только одна сторона процесса.
Даосские техники и практики - даосская алхимия, даны для работы с определенным типа сознания, совсем не европейского.
Конечно и в Европе есть, люди которые подойдут даосские техники. В силу определенных причин.
По моему мнению, для нормально европейского стремящегося, занятия даосской алхимией есть шаг назад.
Для нас более подходит Раджа йога.
#226658 17.08.12 11:18
AAY в № 226655 пишет:
Даосские техники и практики - даосская алхимия, даны для работы с определенным типа сознания, совсем не европейского.
Конечно и в Европе есть, люди которые подойдут даосские техники. В силу определенных причин.
По моему мнению, для нормально европейского стремящегося, занятия даосской алхимией есть шаг назад.
Для нас более подходит Раджа йога.


Не спорю, что там шаг назад или вперёд. Вопрос сексуальных отношений поднял ввиду абсолютизации теософией запрета на него, что верно для практического воплощения её знаний и достижения их в жизни.
Но этому невозможно следовать, мы все живём в обществе, не в Гималаях или Тибете, и недоросли до Махатм миллионы лет, а посему неконтролируемые неподвластные сексуальные отношения, присущие всем, должны, хоть как-то, обрести на близлежащие миллионы идею, направление, а не стыдливое замалчивание или, что намного хуже, лицемерие, выдаваемые тут тремя дамами в возрасте, успешно прошедшими этот этап жизни.

Скажу честно, о Радже йоге ничего не знаю, но всегда рад расширению познаний традициями, достигнутыми ранее.

Даосская йога - вопрос в длительности и постоянности занятий, в отсутствии спешки и устранение желания получения результатов, впрочем, что требуется везде в эзотерике и не только. "Терпенье и труд всё перетрут".
1) все существующее существует вследст­вие естественных причин;
2) добродетель приносит себе свою награду, а порок – свое наказание;
и 3) со­стояние человека в этом мире есть состояние находящегося на испытании."
#226659 17.08.12 11:39
AAY в № 226655 пишет:
По моему мнению, для нормально европейского стремящегося, занятия даосской алхимией есть шаг назад.

Поддерживаю это Ваше высказывание, ААУ! Так получилось, что лет 20 назад мне пришлось переворошить массу литературы эзотерического толка, которая попала ко мне, как бы случайно - просто знакомый принес компакт, где был скопирован видимо полностью материал какого-то сайта. На "разбор полетов" у меня ушло пару лет, пока я определилась - что мне надо, а что - нет. Дао любви там тоже было. Это, на мой взгляд, чисто приспособленные под западного человека выжимки из каких-то древних практик, которые в полном объеме и с философским контекстом, никто не публиковал. Тот же "тантрический секс". Фигня, в общем. И не на то направлено и дешевая реклама "оздоровления". Кто на это запал - как в анекдоте про собачку - "пропал бультерьер. нашедшему - царство небесное".
#226660 17.08.12 12:02
Николай Былков в № 226658 пишет:
Даосская йога - вопрос в длительности и постоянности занятий, в отсутствии спешки и устранение желания получения результатов, впрочем, что требуется везде в эзотерике и не только. "Терпенье и труд всё перетрут".

Вам никто не мешает открыть соответствующую тему и перетирать там все, на что хватит терпения администации. А в этой теме Ваши сексуально-тренировочные привязки к вопросу "какой должна быть женщина?" неуместны. Все уже давно поняли, что для ваших практик женщина должна быть чем-то в виде тренажера. Дальше продвигать в этой теме подобные идеи не вижу смысла. Ничего личного, но любые последующие сексуально-ориентированные сообщения от Вас будут предложены к удалению из темы. Ничего личного.
#226663 17.08.12 12:58 (правка 17.08.12 13:02)
Djay в № 226660 пишет:
А в этой теме Ваши сексуально-тренировочные привязки к вопросу "какой должна быть женщина?" неуместны. Все уже давно поняли, что для ваших практик женщина должна быть чем-то в виде тренажера.

Разговор шёл не о практиках и тонкостях работы на "тренажёрах", если Вы не способны это понять.
Как всегда, неумение вести себя грамотно заменяется некоторыми грубостью, хамством и нападками на личность.
1) все существующее существует вследст­вие естественных причин;
2) добродетель приносит себе свою награду, а порок – свое наказание;
и 3) со­стояние человека в этом мире есть состояние находящегося на испытании."
#226664 17.08.12 13:19 (правка 17.08.12 13:21)
Николай Былков в № 226663 пишет:
Как всегда, неумение вести себя грамотно заменяется некоторыми грубостью, хамством и нападками на личность.

Ага. Где-то так.
Уважаемая Djay!
Вы неверно восприняли вечный закон, высказанный в простой, доступной для понимания, форме русской пословицы: "Сучка не захочет - кобель не наскочит".

Зачем мне обвинять женщин, если эта поговорка просто верно выражает женскую суть, отражение в женщинах мирового пассивного принципа.
Женщины создают влечение у мужчин, женщины создают энергетическую "воронку" своим умением быть пассивной, куда втягивают подходящих активных кандидатов на спаривание.
Всякие разговоры о некой духовности женщин свыше - пустой блеф, имеющий в своей основе только эволюционную избирательность.

Согласен, что вульгарно и что режет сознание, особенно, женщинам, но это суть, принцип, находящийся в каждой из них, как бы кто-то не пытался открещиваться и закрываться красивыми фразами. Все люди зависят от плотских желаний, от тела, от непереработанных низших энергий.

Уважаемые дамы! Прорвало! А то всё про любовь, да про любовь духовную.
Женщины самые настоящие и истинные циники в вопросах любви. Но умело создают иллюзию у мужчин - природа дала им в руки инструмент, в виде более тонкой организации нервной системы и мозга, для более совершенного отбора кандидатов на спаривание в целях эволюции.

И о том же. Повторяю ещё раз - нет духовности в любви между мужчинами и женщинами. Есть только веление плоти, но женщины активно сопротивляются и гневаются.
Но как-то верится с трудом в духовность проповедуемой ими любви, если любовь у них быстро исчезает при обнаружении импотенции или стойкого преждевременного семяизвержения у полового партнёра.

Все. Достаточно Вашего понимания "о женщине". Вы высказались. И перетирать здесь Вы больше это не будете. Или меняйте пластинку, или крутите этот диск на другом патефоне.