Портал Теософического Сообщества

Вы просматриваете архив Портала теософического сообщества. Новые обсуждения здесь не ведутся.
#246557 31.08.09 14:39
Автор: У.К. Джадж



У.К. Джадж
АДЕПТЫ В АМЕРИКЕ В 1776 ГОДУ

Следующие предположения и утверждения сделаны под личную ответственность автора, и, насколько ему известно, без знания или согласия адептов — общего названия, под которым они упомянуты в этом тексте.
Обращаясь к истории происхождения Соединённых Штатов Северной Америки, мыслящий человек исполняется удивления, когда сознаёт, что ни в Декларации независимости, ни в Конституции нет почвы для догматической теологии, для структуры, которая с готовностью вырастает, и до сих пор часто стремилась установиться в государстве и над ним.
Можно удивляться, потому что эти документы были сформулированы и это государство устанавливалось в то время, когда догматизм в той или иной форме был распространён повсеместно. Хотя пуритане и другие христиане приехали в Америку за религиозной свободой, они всё ещё были большими догматиками и крепко держались за свои специфические теории и вероисповедания. Было бы неудивительно найти в этом основном законе много слов о религии и религиозных установлениях. Но мы искали напрасно. Тщетно приверженцы железной церкви пытались заложить необходимый краеугольный камень. И сегодня Америка радуется этому и находит возможность расти с таким замечательным успехом, который вызывает удивление Европы.
Предпринятые фанатиками в 1776 году усилия свелись к нулю благодаря адептам, которые сейчас заботятся о Теософическом обществе и поддерживают его своим великим именем. Под их наблюдением происходило составление Декларации и Конституции. Поэтому в этих документах не нашлось точки опоры для вульгарных христиан, которые хотели бы ввести понятие Бога в конституцию.
В Декларации, из которой «выпорхнула» свобода, говорится о «природе и боге природы». Во 2-м и 3-м параграфах определены естественные права человека, такие как «жизнь, свобода и стремление к счастью». О короле сказано, что он не достоин быть «главой цивилизованной страны». Ничего не сказано о том, должен ли он или достоин ли быть главой христианской страны. В обращении к их британским братьям Декларация говорит, что «обращается к их прирожденному чувству справедливости и благородству». Всё, касающееся религии и христианства или божественных заповедей, опущено. Это сделано по причине того, что в течение 1700 лет религия воевала против прогресса, справедливости, благородства духа и против прав человека. В заключительном предложении, игнорируя все обращения к Богу, те, кто подписывал документ, обещали поддерживать друг друга.
Вступление к Конституции 1787 года утверждает, что создан инструмент для объединения, справедливости, спокойствия и защиты общего блага и свободы.
Статья VI говорит, что никакой религиозной проверки для получения государственного поста никогда не потребуется, а первая поправка к Конституции запрещает насильственное установление религии и ограничение её свободной практики.
Великие теософские адепты искали в мире разум, через который они могли создать в Америке необходимое влияние. Они нашли в Англии Томаса Пейна. В 1774 году с помощью достойного брата, Бенджамина Франклина, они внушили ему приехать в Америку. Он приехал и стал главным подстрекателем отделения Колоний от британской короны. По предложению Вашингтона, Франклина, Джефферсона и других масонов, разум которых под влиянием изучения символических масонских ступеней был правильно подготовлен логически, а также отвергал теологические устои, он написал книгу «Здравый смысл», ставшую факелом для костра, в котором сгорели связи между Англией и Америкой. За эту работу его часто публично благодарили. 10 сентября 1783 года Джордж Вашингтон писал Пейну: «Я буду чрезвычайно счастлив видеть Вас. Ваше присутствие может напомнить конгрессу о вашем прошлом служении этой стране. Можете доверить мне убедить их в важности вашей работы, что я сделаю с удовольствием, поскольку я убеждён в этом». И в июне 1784 года в письме Мэдисону Вашингтон говорит: «Можем ли мы на нашей ассамблее сделать что-нибудь для бедного Пейна? Должны ли польза и служение «Здравого смысла» продолжать соскальзывать в поток времени, не вознаграждённые этой страной? Его книги определённо оказали сильное впечатление на сознание народа. В таком случае разве не следует получить за них должное возмещение?»
В книге «Век разума», который он написал в Париже несколько лет спустя, Пейн говорит: «Я видел, или, по крайней мере, я думал, что видел огромную сцену, открывающуюся миру в делах Америки. Мне казалось, что если американцы не изменят планов, тогда намеченных, и не провозгласят себя независимыми, они не только окажутся перед множеством новых трудностей, но закроется перспектива, которая тогда предлагалась человечеству через их посредство». Затем он продолжает: «Существует два определённых класса мыслей: возникающие в качестве рефлексии и те, что, как молния, сами пронзают разум. У меня стало постоянным правилом встречать уважительно этих добровольных посетителей. Именно через них я получил всё знание, которое у меня есть».
Этих «добровольных посетителей» внедрили в его сознание адепты, теософы. Они видели, что приближаются новые времена, и знали, что появился новый шанс для свободы и братства людей. Перед глазами Томаса Пейна (они знали, что могут доверить ему в одиночестве стоять с лампой истины в руках среди других, «трясущихся от страха во время испытания человеческой души») они открыли «огромную сцену, предстающую человечеством в делах Америки». В результате появились Декларация и Конституция Америки. И как будто для того чтобы сделать особенными эти слова и его заявление о своём видении огромной открывающейся сцены этой новой американской эры, на оборотной стороне великой печати США изображена пирамида, вершина которой заменена ослепляющим треугольником с горящим глазом внутри него. Над ним слова «небеса одобряют», а под ним — потрясающее предложение: novus ordo seclorum. То, что он видел начало новой эры глазом его разума, не вызывает нашего сомнения при чтении его книги «Права человека». Во второй части второй главы сказано:
«Реформирование политического состояния человека не может начаться ни в Азии, ни в Африке или Европе. Она [Америка] установила его не только для себя, но для мира. Она смотрела за пределы тех преимуществ, которые могла получить». В главе 4 сказано: «…причина и обстоятельства Америки представились так, как в начале мира… существует утро логической мысли, возникающей у человека на тему государства, которое никогда не появлялось раньше».
Рисунок печати не был случайным, он действительно предназначен символизировать строение и твёрдое основание для начала новой американской эры. Это было воплощением в форму идеи, которая, с помощью «добровольного посетителя», была запечатлена в разуме Томаса Пейна в виде огромной открывающейся в Америке сцены «нового порядка времён». Эта сторона печати никогда не была вырезана или использована, а на ту сторону, которая используется, и по сей день нет официального разрешения закона.
Весной 1841 года, когда Даниил Вебстер был государственным секретарём, была вырезана новая печать. Но вместо того чтобы держать в когтях левой лапы 13 стрел, как было задумано, орёл держал только 6. Это изменение не только не было санкционировано, но не была известна его причина. Будет ли новый порядок времён в действительности установлен, когда другая сторона будет вырезана и начнёт использоваться?
О теософских адептах говорится, что они не только превращают простой металл в золото или владеют такой простой материальной вещью как эликсир жизни. Они наблюдают за прогрессом человека и помогают ему в его трудном подъёме по крутой лестнице прогресса. Они парили над Вашингтоном, Джефферсоном и другими масонами, которые осмелились основать свободное правительство на Западе, которое смогло стать чистым от шлака догматизма, они очистили их разум, воодушевили на литературный труд и оставили память о своём присутствии на великой печати этой могущественной страны.

«Теософист», октябрь, 1883 г.
Wit beyond measure is man's greatest treasure!
#247530 28.11.09 01:32
> Это сделано по причине того, что в течение 1700 лет религия воевала против прогресса, справедливости, благородства духа и против прав человека... они очистили их разум, воодушевили на литературный труд и оставили память о своём присутствии на великой печати этой могущественной страны

Я был о Джадже лучшего мнения
"Познавший сущность стал выше печали" (Шри Шанкарачарья)