Портал Теософического Сообщества

Вы просматриваете архив Портала теософического сообщества. Новые обсуждения здесь не ведутся.
#246592 25.03.10 10:02
Он был первосвященником в Египте во времена фараона Рамсеса II

Автор: Кевин Дж. Тодесчи



КЕВИН ДЖ. ТОДЕСЧИ


ЭДГАР КЕЙСИ И ХРОНИКИ АКАШИ


Издательство "София", 1998


Часть 7


В 1951 году, когда Джимми исполнилось пятнадцать лет, его тетушка написала: "Это очень критический период в его жизни, как вы сами понимаете. Вряд ли я могу полностью заменить мальчику обоих родителей, но я делаю все от меня зависящее". Она также отметила, что, хотя Джимми не был хорошим учеником, у него были спортивные успехи и он проявлял интерес к музыке и рисованию.
В 1953 году, когда Джимми Гамильтону исполнилось семнадцать лет, вместо того, чтобы отправиться в летнюю школу и подтянуть "хвосты", от сбежал вместе со своим другом во Флориду. Там у них были неприятности из-за кражи, но ребят не наказали, так как вмешались друзья семьи, а сами юные воры еще не достигли совершеннолетия.

В 1955 году Джимми начал служить во флоте. Офицер, принимавший экзамен у новобранцев, утверждал, что Джимми получил самый высший бал среди всех претендентов в этом городе. Джимми полюбил службу на флоте и начал путешествовать. Вот что он написал своей тетке из Японии, подтверждая слова Эдгара Кейси о том, "что он будет принадлежать миру" (1208-1): "Как бы мне хотелось, чтобы ты могла посетить Японию. Это удивительная страна! Даже не знаю, почему я чувствую себя своим среди этих людей". Казалось, иностранные языки давались ему легко.

Когда Джимми было около двадцати лет, он получил письмо от отца, с которым они редко виделись. Вот что там было написано:
"Безусловно, оба мы хотели, чтобы твоя жизнь протекала в более приятной обстановке, чем та, что все время складывалась из-за наших мелких симпатий и антипатий, которые тогда казались нам столь важными. Сейчас все это представляется мелочью, но что поделаешь, время ушло. Тогда, когда нам следовало быть рядом с тобой, мы находились в другом месте. Тебе все это прекрасно известно, но мне хотелось бы, чтобы ты также знал, что и я осознаю это..."

В 1960 году родители Джимми как-то завели речь о возможности нового примирения. Но этого так и не произошло, и Бен женился на другой женщине, чтобы позже разойтись и с ней. По окончании службы во флоте Джимми отправился в Лос-Анджелес, где стал играть на бас-гитаре в джаз-оркестре. Вскоре он перешел в джазовый ансамбль и, по словам его тетки, "стал вести богемный образ жизни". В 1959 году он оказался во Флориде, где продавал рекламные ролики для радио и телевидения. К концу года он возвратился в Вирджинию, где каждую свободную минуту стал отдавать джазу. В 1960 году он женился. Жена решила положить конец музыкальным амбициям Джимми, настаивая, чтобы тот "остепенился". Через два года у них появился сын.
В этот период Джимми проходил юридический курс, который так и не закончил. В 1963 году он стал помощником менеджера в магазине готовой одежды. В следующем году он вновь вспомнил о своем давнишнем пристрастии к рисованию – решил пойти учиться в вечернюю школу, но его планам так и не суждено было осуществиться. В 1965 году Джимми и его первая жена разошлись.

В 1966 Джимми Гамильтон вновь женился и начал работать в магазине. В том же году его мать, Мэри, заявила, что, будь она умнее двадцать лет назад, ей удалось бы сохранить брак с Беном. В 1967 году у Джимми и его новой жены родился ребенок, но уже в следующем году они разошлись. Джим отправился в Вашингтон, где нашел работу в фешенебельном магазине. Его тетушка Клара впоследствии говорила, что в это время Джимми пытался получить совет на предмет того, "как обуздать себя". Вскоре он женился и развелся в третий раз.
К осени 1970 года Джимми уехал в Грецию. Оттуда он прислал своей тетке письмо с такими словами: "Я полюбил эту страну. Все мы должны вновь стать греками. Это было бы здорово!.. Здесь все друг друга любят, ни у кого нет никаких проблем с общением – чувствуешь себя совершенно непринужденно. Я даже не могу объяснить всю прелесть того нового мира, в котором я сейчас оказался".

В ноябре он уже очутился в Италии, а в декабре отправился в путешествие по Испании и Африке. Довольно скоро он вновь оказался в Вирджинии. Здесь он поменял множество мест работы, связанной с ресторанами и одеждой. Он был очень привлекателен и нравился людям. И хотя Джимми прекрасно ладил с самыми различными людьми, казалось, всю жизнь он пытался найти себя. Однажды один друг Джимми сказал его тетке, что огромный потенциал ее племянника заметен каждому, кто имеет с ним дело. Однако Джимми не может его реализовать из-за постоянных сомнений в себе и непокладистого характера. Он так никогда и не реализовал своих возможностей, обещанных при чтении.

И все же следует отметить, что несмотря на то, что Джимми так и не оправдал тех надежд, которые возлагали на него ввиду чтений Эдгара Кейси, путь, избранный им в жизни, был его личным путем. Все решения, принятые его семьей и им, открывали перед Джимми новые возможности, неизменно обладавшие потенциалом оказаться полезными на духовном уровне. Каждый выбор и каждое решение создавали новый ряд вероятных реальностей, которые устремлялись к нему. Во время воспитания в детстве из Хроник Акаши появлялись различные возможности, как правило связанные с его прошлым духовным опытом и давними переживаниями. Характер реакций человека на каждое из этих событий определяет потенциальное наполнение его завтрашнего дня.

Пожалуй, не менее интересным представляется нам случай Патрика Томпсона (641). Патрик Томпсон получил чтение от Эдгара Кейси в четырнадцатилетнем возрасте. Он потерял своего отца подростком и должен был заботиться о своей овдовевшей матери и младшей сестре. Несмотря на финансовые трудности, переживаемые семьей, Патрик, по словам своей матери, "никогда не жаловался". Он разносил газеты в маленьком алабамском городке. По настоянию старшей сестры, Патрик получил свое чтение в 1927 году.
Не по годам зрелый, Патрик обладал единственной слабостью – расстройством пищеварения. Когда бы он ни съедал сласти или слишком тяжелую пищу, у него тут же начиналась тошнота и он заболевал. Но он не рассматривал это как большую неприятность, и с возрастом молодой человек просто выработал для себя особую диету.

Эдгар Кейси начал свое чтение, объявив, что большинство талантов Патрика и устремлений проявят себя в будущем. Однако все уже присутствовало в данный момент и ждало своей реализации "при помощи воли". Среди качеств Патрика перечислялись такие, как "медлительность в гневе", "быстрота в дружбе", и ему был предвещен успех "в бизнесе, связанном с торговлей". В чтении также говорилось, что его "ожидает еще больший успех, большее развитие в настоящей жизни в качестве БИЗНЕСМЕНА, особенно если деятельность будет связана с одеждой или чем-то подобным". (Выделено автором.) Его врожденный талант мог найти наилучшее применение в сфере индивидуальной одежды. И наконец, ему было сказано, что он испытывает глубокую любовь к духовности и сможет реализовать себя там, где возможна "настройка на Божественное".

Истоки его таланта, связанного с одеждой, были прослежены до французской жизни, где Патрик состоял в свите Людовика XIII. В то время Патрик отвечал за гардероб короля. В тот же исторический период он выработал в себе способность запоминать в мельчайших деталях одежду каждого из присутствующих в комнате. Эдгар Кейси заверил его, что эта способность сохранится в нем навсегда, так как Патрик любил ткани и одежду.
Эта же склонность прослеживалась и ко времени его пребывания в Древнем Египте, когда Патрик изобретал наряды для людей, принадлежащих к различным слоям общества. Да и в Атлантиде он тоже разбирался в тканях и решал вопросы об их пригодности для пошива костюмов.

Проблемы Патрика с пищеварением не упоминались перед чтением, однако Эдгар Кейси сам указал на них. Молодой человек был предупрежден о том, что ему не следует злоупотреблять никакой едой или питьем. Очевидно, повышенная чувствительность к пище была результатом прошлых жизней. Во Франции, где он занимался королевским гардеробом, Патрик позволял себе перепивать и обжираться. К тому же при жизни в Персии в качестве придворного лекаря он также не брезговал никакими излишествами. Согласно Хроникам Акаши, нынешние проблемы давали ему возможность преодолеть личные слабости, выработанные в прошлом.

Несмотря на то что Патрика заинтересовало чтение, он не проявил никакого желания начать работать в швейной промышленности. Мальчик продолжал разносить газеты, в возрасте семнадцати лет окончил среднюю школу и собирался уже поступать в колледж, но финансовые трудности не дали ему осуществить это желание.
Когда Патрику исполнился двадцать один год, его перевели на должность менеджера. Несмотря на скромный заработок, Патрик все же умудрялся откладывать сэкономленные деньги, надеясь когда-нибудь обзавестись своей семьей. Но эта задача оказалась отнюдь не из легких, так как он считал своим долгом помогать старшей сестре в те периоды, когда ее муж оказывался без работы. Вскоре Патрик передал в Ассоциацию Эдгара Кейси свой отчет.

В отчете Патрик сообщил, что ему сейчас хочется испытать себя в различных направлениях, но швейный бизнес не вызывает в нем никакого интереса. Патрик высказывал удивление по поводу того, что чтение рекомендовало ему работу, к которой он не чувствовал никакого призвания. На протяжении нескольких лет он пробовал себя в более прибыльном деле, но успеха не добивался. Желая получить наставления в сложившейся ситуации, Патрик попросил еще об одном чтении.
Когда он спросил: "...В какой работе я смогу найти себя?" (641-3), то получил ответ Эдгара Кейси: "Как уже было сказано, тебя ждет успех в деле, связанном с одеждой". Не понимая, почему в чтении упрямо говорится о работе, которая ему никогда не нравилась, Патрик все же спросил, где может найти соответствующее место. В ответе говорилось, что он найдет нужные связи через "нынешние знакомства".

Однако свято веря в способности Эдгара Кейси, Патрик решил написать письма всем, кто мог оказаться хоть как-то связанным со швейным бизнесом. Он рассылал заявления всем фирмам, занимающимся пошивом и продажей одежды, заверяя, что "мечтает стать торговцем одеждой". На протяжении трех лет его усилия не приносили никакого успеха. Он зарабатывал на пропитание в газете и в ресторане. Наконец весной 1939 года, когда Патрик был двадцатичетырехлетним юношей, в его жизни произошла долгожданная перемена.
Отправившись в большой город, он, по совету своей сестры, посетил некоторых ее друзей. Эти друзья сестры также знали Эдгара Кейси и в свое время получили от него чтения. Кроме того, их род занимался пошивом форменной одежды уже в третьем поколении. Патрик рассказал им о том, что в чтениях Эдгара Кейси также говорилось о его таланте в сфере одежды. Его новым знакомым не требовалось более никаких рекомендаций. Они тут же предложили молодому человеку стать их торговым агентом и даже оговорили, что он будет отвечать за продажу на юге Соединенных Штатов. Патрик стал самым молодым служащим фирмы.
На этой новой должности ему тут же улыбнулся успех. Он легко сходился с людьми и скоро проявил особый "нюх" в этой сфере. Однако ему пришлись не по вкусу волчьи законы и коварные методы, которые казались неотъемлемой частью бизнеса. Все это было совершенно чуждым натуре молодого человека.

Для того чтобы увериться в правильности избранного пути, Патрик вновь обратился к Эдгару Кейси за чтением. Тот утешил его, заявив, что "Все это по-прежнему указывает на то, что сущность приняла верное направление, а также свидетельствует о том, что ей предоставляется более широкое поле для применения своих способностей..." (641-6). Патрику посоветовали всегда помнить о духовных идеалах и о том, что "не столь важно, как к нему относятся другие, сколь важно, как к ним относится он".
В том же году он сказал своей сестре, что это чтение полностью изменило его взгляд на деловой мир. Благодаря чтению он смог по новому смотреть на каждого человека – был ли тот его клиентом или коварным конкурентом. Патрика стала удовлетворять его работа, и он проявлял такую сметку, которой никто не мог ожидать даже от самых опытных торговцев.

Началась Вторая мировая война. Из-за пищевой аллергии, которой страдал Патрик, он попал в категорию "4-Р" и должен был заниматься вопросами офицерской одежды. Он стал менеджером армейского центра, обеспечивающего формой полторы тысячи офицеров еженедельно. Когда в 1944 году он убедился, что сможет содержать не только мать, но и свою собственную семью, Патрик женился. Ему был тридцать один год – в то время этот возраст считался поздним для женитьбы. Когда война закончилась, он возвратился на свое прежнее место работы. У Патрика появилось трое детей. Он и его жена были счастливы в браке. До конца своей жизни он оставался горячим поклонником Эдгара Кейси и много сделал для Ассоциации.

В 1965 году, в возрасте пятидесяти двух лет, Патрик посетил вместе со своей семьей Ассоциацию. Во время визита он рассказал, что сейчас успешно занимается бизнесом в Нью-Йорке, оставаясь представителем той же компании, в которой работал на протяжении двадцати пяти лет. Патрик также заверил, что если бы не чтения, он никогда бы не стал заниматься именно этим делом, принесшим ему столь глубокое удовлетворение. В то время он отвечал за торговлю фирмы.
В 1971 году пятидесятивосьмилетний Патрик отправил в Ассоциацию еще один отчет. В конце своей карьеры он приобрел такой опыт, что стал заниматься обучением торговцев национальных организаций.

Как и предвидел Эдгар Кейси, Патрик сумел проявить свои таланты в бизнесе, связанном с пошивом одежды. Выйдя на пенсию, он начал заниматься торговлей недвижимостью. Позже, направив последний отчет, Патрик свидетельствовал точность информации, сообщенной ему Эдгаром Кейси: "Они дали мне лучшее понимание цели жизни как возможности развития и самореализации. Чтения помогли мне осознать, каким образом я смогу послужить другим и помочь всем". Согласно всевозможным отзывам, Патрику везде сопутствовал успех, и он твердо придерживался своих духовных идеалов, делясь с другими всем, что находил сам.
И наконец, позволю себе остановиться на истории Люсиль Вильямс (499), чьи родители проявляли горячий интерес к деятельности Эдгара Кейси и получили от него чтения для своей дочери и всех остальных членов семьи. В то время Люсиль было двадцать два года. Выросшая в богатой семье, она относила себя к "нью-йоркским сливкам общества". Казалось, девушка располагает всем, что можно купить за деньги. В то время она не проявила никакого интереса к чтению.

Позднее, когда Люсиль давала интервью для статьи "Художник, доказавший верность предсказания Эдгара Кейси", она сказала газетному репортеру: "...тогда все это ничего для меня не значило. Все его слова влетели в одно ухо и вылетели в другое".
В чтении, данном для Люсиль, говорилось, что она может легко заводить друзей, склонна к сентиментальности в вопросах любви, в прошлом была в Колониальной Америке, Риме, Греции и Египте. Когда-то она помогала сдружиться представителям различных рас, была учителем, умевшим убеждать индивидов принимать решения, изменяющие их жизни. В ее душе также заложен врожденный талант целителя.

Эдгар Кейси также сказал, что она глубоко интересуется вопросами духовности и является горячей любительницей природы и музыки. Кейси утверждал, что Люсиль заинтересуется цветным стеклом и будет зачарована эффектом, который производит свет, проходя сквозь стеклянные призмы.
Не проявив никакого интереса ко всему услышанному, Люсиль предоставила родителям делать выводы из чтений.
Она вскоре вышла замуж и решила обзавестись собственной семьей. Но ее семейной идиллии скоро пришел конец. Продолжая любить своего мужа и двоих детей (трех и четырех лет), Люсиль почувствовала, что ее не может удовлетворить лишь семейное счастье – ей было необходимо реализовать собственный потенциал. Позже она прислала отчет в Ассоциацию, в котором были такие слова: "Я должна была заняться делом, чтобы сохранить свою душу живой".
Вскоре "нюх привел" ее на курсы по работе с искусственным хрусталем. В то время трудно было достать книги по изготовлению витражей, но Люсиль сумела войти в контакт с витражных дел мастерами, которые охотно стали учить ее секретам своего ремесла. Она стала обучаться этому искусству, отдавая ему всю свою страсть.

Через несколько лет, когда ее мать умерла, Люсиль с удивлением обнаружила в ее бумагах текст чтения, относящегося к ней. К 1946 году, если не считать семьи, тремя главными предметами любви Люсиль стали витражи, музыка и природа – все это было указано в чтении. Благодаря своему таланту Люсиль вскоре смогла сделать себе имя как создатель витражей.
В своем докладе, направленном в Ассоциацию в 1977 году, Люсиль сообщала: "Очевидно, для вас будет небезынтересно узнать, что я стала витражным мастером-самоучкой и мой подход к витражному искусству совершенно отличается от принятого в Америке или в Европе. Ряд книг и журналов посвятил моей технике пространные статьи".
Далее Люсиль рассказывала о том, что прошла курс обучения балету и пению и сейчас "не мыслит жизни без музыки". Она также разбила большой сад и огород, на котором выращивает фрукты и овощи, употребляя лишь органические удобрения. Ее витражи завоевали премии на выставках в Коркоранской Галерее искусств и Национальной коллекции Образцов Изящных Искусств при Смитсоновском институте. Поскольку чтения столь точно предсказали ее судьбу, Люсиль во время посещения Ассоциации в 1977 году высказала желание подарить ей свои витражи и сняла мерки с двух окон. Теперь на обоих окнах красуется по три витража высотой в двадцать футов и весом триста фунтов. Люсиль умерла в 1992 году в восьмидесятилетнем возрасте.

Посвященный ей некролог является последним отчетом ее файла:
"[Люсиль Вильямс], скончавшаяся естественной смертью 4 марта в Гринвичской больнице в восемьдесят лет, является известным мастером витражных дел. Прожив в Гринвиче 33 года, она до самой своей смерти создавала витражи. Ее последней работой были два витража, созданные для церкви Святого Утешителя, находящейся в Кенилворте, штат Иллинойс. Миссис [Вильямс] получала заказы из таких стран, как Саудовская Аравия и Индия. Хотя витражи традиционно воспринимаются в контексте библейских тем и обычно украшают окна католических соборов, ее произведения являлись яркими образцами абстрактного искусства. Она преподавала витражное искусство в Гринвичской Академии искусств, а ее работы выставлялись Гринвичским Обществом живописи и Стамфордской Ассоциацией художников. Она была членом Ассоциации художников-витражистов Америки. Ее произведения украшают Гринвичскую Академию, аудиторию Гринвичской библиотеки, Епископальную Церковь Святого Иоанна в Стамфорде, Национальный Кафедральный Собор в Вашингтоне, Коннектикутский Богоугодный Дом, а также Ассоциацию исследования и просвещения в Вирджиния-Бич. Ее произведения являются частью постоянной коллекции стекла Корнингского музея..".



3.3. Заглянуть в собственное будущее



Изменчивая природа будущего человека рельефно отображена в кинофильме "Назад в будущее - 2" с Майклом Фоксом в главной роли. Фокс играет молодого человека по имени Мартин, который внезапно попадает в какое-то ужасное будущее, очень слабо напоминающее ту жизнь, к которой он привык. Вскоре Мартин начинает осознавать, что "будущее", в котором он оказался, основано на серии событий из его прошлого. Для того, чтобы изменить будущее, он должен возвратиться в прошлое и исправить свои ошибки. К счастью, молодой человек имеет в своем распоряжении машину времени, и потому ему удается предпринять путешествие во времени в обратную сторону и переделать свою жизнь. Покончив с этим, он тут же обнаруживает, что "страшное будущее" перестало существовать.

Но даже без машины времени будущее всегда можно изменить. Благодаря роли, которую играет свобода воли в нашей жизни, никакое иное заявление не может сравниться с этим. Нет ничего предопределенного, кроме тенденций, талантов и устремлений души. Хотя эти устремления могут направить человека в ту или иную сторону, но окончательным результат полностью зависит от его воли. Хроники Акаши лишь обеспечивают каждую душу максимальными возможностями добиться успеха.

Эдгар Кейси никогда не уставал напоминать людям о том, что они могут добиться успеха – в плане духовного роста и личной трансформации, – если они просто будут делать то, что сами считают наиболее подходящим. Обычно люди осознают те факторы, которые помогут им стать более совершенными. Однако чаще всего между знанием и его применением лежит пропасть. Во время чтений клиентам часто говорилось: "...Поступайте так, как нужно поступить, и следующий шаг будет подсказан вам". Иными словами, духовный рост зависит не столько от знаний человека, сколько от его поступков, основанных на этих знаниях.
На языке чтений это звучит так:
"...Все осознают то, что все мы – при любом конкретном переживании или в любое конкретное время – являемся комбинированным результатом того, что мы сделали ради собственных идеалов!" (149-1).
Говоря проще, идеал – это мотивирующий фактор, стоящий за намерением или за тем, почему человек поступает так или иначе. В фокус попадает намерение человека. Вместо интеллектуальных упражнений, Кейси настоятельно советовал людям выбирать идеалы, которые дадут им возможность применить такие качества, как любовь, сострадание, понимание и готовность служить другим, неизменно совершенствуясь в этом процессе. Ведь именно духовный идеал побуждает людей заботиться об окружающих. При этом человек думает в первую очередь о других, а не о себе.
Осознание собственного намерения и выбор духовного идеала позволяют человеку понять, чем именно он занимается и какие записи он вносит в Хроники Акаши. Что же касается чтений, то будущее каждого человека содержит в себе те возможности, которые он создал в прошлом и постоянно создает в настоящем.

Так как судьба может изменяться, многие люди желают знать, каким образом можно заглянуть в собственное будущее. В перспективе чтений существует по крайней мере два факта, в которых человек может быть уверен. Первым из них является то, что человеческой душе суждено развиваться и в конце концов пробудиться для осознания своего отношения к Создателю. Именно эту мысль во что бы то ни стало стараются довести до сведения клиента во время чтений Хроник Акаши. Как-то Кейси задал вопрос: "Может ли воля человека продолжать отрицать своего Создателя?" (826-8) В плане будущего вторым очевидным фактом является то, что человек должен постоянно притягивать к себе определенный урок, пока не выучит его.

Это положение ярко иллюстрирует история Глена Петерса, бизнесмена.
Глен поступил на работу в компанию и обнаружил, что должен находиться в одном офисе с женщиной по имени Тамми. В начале Глена не особо интересовала его соседка. Впрочем, он заметил, что та слишком много болтает, кажется недовольной его появлением в офисе и собирается руководить его работой, вроде бы предотвращая ошибки, которые он мог совершить по неопытности. Прошло несколько месяцев, и ситуация ухудшилась. Глен уже не мог подолгу пребывать в одной комнате с женщиной. Но он еще больше расстроился, узнав, что больше никто из сотрудников офиса не испытывал таких трудностей в общении с Тамми, как он. Многим сотрудникам она даже искренне нравилась, и Глен решил, что жаловаться начальнику было бы ребячеством.

Как-то во время выходных, когда он напряженно обдумывал ситуацию, у него было озарение.
Вспоминая свою карьеру, Глен осознал, что в прошлом, занимая две разные должности в двух разных компаниях, он попадал в ситуации, где вынужден был постоянно общаться с двумя личностями "точь-в-точь как Тамми". Именно это понимание заставило его прийти к выводу (хотя и неохотно), что именно он должен перемениться, а не его коллега. После этого Глен начал делать все от него зависящее, чтобы их отношения с Тамми стали доброжелательными. Глен решил, что ее разговорчивость и колкая "критика" вызваны тем, что он редко высказывает свои идеи по поводу проектов компании. То же самое можно было сказать и о его поведении на предыдущих работах. Глен предположил, что представление, которое сложилось у Тамми о нем, основано либо на той позе "всезнайки", которую он принимал, даже испытывая неуверенность, либо на чувстве собственной неадекватности в том или ином вопросе. В любом случае, Глен принял решение почаще общаться с Тамми и при малейшей возможности высказывать искреннее восхищение ее работой.
По его собственному признанию, исправить взаимоотношения оказалось совсем непросто. Он часто осознавал, что то и дело проигрывает старые стереотипы поведения. Но со временем в нем произошла принципиальная перемена и изменилось все его представление о Тамми. Он сам удивлялся тому, что полюбил работать с ней и даже начал относиться к ней, как к "другу". Пересматривая историю его карьеры, становится ясно, что Хроники Акаши дважды создавали для Глена одинаковые ситуации, но лишь в третий раз он смог изменить свое собственное понимание. Согласно чтениям Кейси, уроки, которыми пренебрегли или которые проигнорировали, в перспективе становятся частью индивидуального будущего человека.

Средства, помогающие людям проникнуть мыслью в Хроники Акаши, также дают им возможность заглянуть в собственное будущее. Эзотерические знания полезны до тех пор, пока человек осознает, что будущее не является чем-то предопределенным, какие бы мысли по этому поводу ни высказывали другие. Безусловно, существует "потенциальный рисунок" каждой судьбы, но то, что сделает человек со своей судьбой или жизненной энергией, зависит лишь от его воли. Собственные сны (один пример приведен в конце этой главы) и сновидения могут помочь людям получить идеи из собственного подсознания. А духовные идеалы, безусловно, способны направить намерение человека таким образом, что будущее станет для него положительным опытом "развития", а не "утраты" души. В чтениях также постоянно звучит мысль о том, что чем точнее настроена душа на "волну" Созидательных Сил, тем легче она получает сведения из Хроник Акаши.

В качестве примера способности заглянуть в будущее можно привести историю, случившуюся с секретарем Эдгара Кейси, Глэдис Дэвис. Ей приснился необычный сон, в котором она увидела будущее своего друга, о котором часто думала. Ее другу, мистеру Лэдду, грозила потеря работы и неопределенность в будущем.

Вот как вспоминает Глэдис об этой истории:
"В конце января 1934 года я вместе с Эдгаром Кейси и Хью Кейси [старшим сыном Эдгара Кейси] отправились в гости к Лэдду на Лонг-Айленд. Поздним воскресным вечером миссис Лэдд рассказала мне о неустойчивом финансовом положении их семьи, о том, что мужу угрожает потеря работы и вся семья может остаться без дома. Помню, как, отправляясь в постель, мучилась оттого, что ничем не могу помочь своим друзьям. Я страшно замерзла этой ночью и чувствовала себя отвратительно. Хотя этот маленький коттедж хорошо отапливался, мне, южанке, он показался холодным.
В эту же ночь ей приснился сон, который Глэдис вспомнила следующим утром и тут же рассказала о нем:
"[Во сне] раздался стук в дверь. Я сказала: "Войдите!" В дверном проеме стоял мистер Лэдд, держа в руке ведерко для угля, сам он был одет в рабочий жакет (прежде я никогда не видела мистера Лэдда носящим что-либо иное, чем деловые костюмы). Он подошел к маленькой печке и бросил в нее уголь со словами: "Сейчас комната нагреется, и вы сможете смело подняться с постели".
Когда на следующее утро мы возвращались на поезде в Нью-Йорк, я рассказала об этом сне мистеру Кейси и его сыну, объяснив при этом, насколько неуютно я чувствовала себя ночью. Мы все весело посмеялись и объяснили сон дискомфортом, испытываемым мной. И все же я отчетливо запомнила, насколько приснившаяся комната отличалась от той, которую я тогда занимала. У обеих ее стен стояли хорошенькие маленькие радиаторы – слишком маленькие и слишком хорошенькие.

До апреля 1935 года (т.е. на протяжении пятнадцати месяцев) Глэдис не возвращалась в мыслях к этому сну. В апреле же, во время деловой поездки в Нью-Йорк, она остановилась в гостином доме при Сан Эар Фарм в Оак-Ридже, штат Нью-Джерси. Воскресным утром седьмого апреля ее разбудил стук в дверь. Глэдис сказала: "Войдите!" – и тут же увидела, что на пороге стоит мистер Лэдд, одетый в рабочий жакет с ведерком угля в руке. Мистер Лэдд сказал: "Думаю, в вашу печку стоит подбросить угля, чтобы вы смогли одеться в нагретой комнате". И тут же я заметила, что маленькая комната, в которой я провела ночь, как две капли воды похожа на ту, которая мне снилась более года назад". Судя по всему, мистер Лэдд стал управляющим Сан Эар Фарм в январе 1935 года.

Позже, в июне этого же года, Глэдис спросила во время чтения, как такое могло случиться. Ей ответили:
"Закон причины и следствия неизменен и не зависит от выбора личности. Выбор есть фактор, который изменяет результат, создающий всякий опыт, ассоциируемый с человеком – даже материальный опыт. Поскольку мысль и идея, и цель, и желание, приведены в движение разумом, их ЭФФЕКТ является условием, которое ЕСТЬ... СОН, есть ни что иное, как НАСТРОЙКА разума личности на те хранилища индивидуального переживания, которое было приведено в движение. Следовательно, иногда могут возникать совершенные контакты, иногда же могут случаться помехи из-за неспособности координировать собственную мысль с переживанием или действительностью, приведенной в движение. Следовательно, то, что было увидено, нельзя истолковывать для одних как пророчество, для других – как исцеление, для иных – как утешение. Все есть единый дух. Вот как это следует видеть".(262-83)

Значение снов для получения сведений о будущем постоянно обсуждается в материалах Эдгара Кейси. С точки зрения Кейси, ничего важного не происходит, прежде чем не "осенит" человека во сне. И все же личная воля человека остается важным фактором даже перед лицом "осененного" будущего.
Прекрасный пример можно найти в Святом Писании в истории об Иосифе и его способности толковать сны фараона (Бытие 41). Верно истолковав сон фараона, Иосиф предсказал, что после семи лет изобилия Египет ожидают семь лет голода. Прислушавшись к пророчеству, фараон приказал жителям страны заготовлять запасы продовольствия. Со временем предсказание Иосифа полностью сбылось, но благодаря принятым мерам результаты не были катастрофическими для жителей Египта. Хотя годы засухи были неизбежны для страны из-за разливов Нила и погодных условий этой области, успешная подготовка к трудностям зависела лишь от свободной воли людей.

Примером еще одного сновидческого проникновения в будущее является история человека, которому приснилась собственная смерть. Сновидение не носило негативной окраски, но фокусировалось на переживаниях, испытываемых после смерти:
"Мне снилось, что я умер и стою на облаке вместе с кучкой людей, которые тоже умерли. В этом не было ничего тревожного, и все казалось исполненным доброты. Затем (все еще в облаках) я оказался возле мольберта рисующим красивый парусник. Когда я почти окончил картину, проходящий рядом ангел отметил, что та очень красива. Мы разговорились, и наконец ангел заявил, глядя мне прямо в глаза: "Знаешь ли, для того, чтобы обрести равновесие в своей следующей жизни, ты должен перевоплотиться как женщина". Помню, что еще немного поговорил с ангелом и на этом сон окончился".

Кроме красоты, заключенной в сновидении, мужчину заинтриговало то обстоятельство, что несколько лет спустя, в процессе разрешения его трудностей во взаимоотношениях с супругой, психолог заявил ему, что тот мыслил и вел себя "слишком уж по-мужски". Психолог также посоветовал ему попытаться развить в себе те качества, которые обычно считаются женскими: сострадание, эмоциональность, заботливость. Могло ли это сновидение предсказать будущее развитие событий, содержащихся в Хрониках Акаши?

Возможность того, что будущее, развивающееся в Хрониках Акаши, доступно для подсознания человека, явствует из истории Моргана Робертсона, писателя, жившего в девятнадцатом веке. В 1898 году Робертсон написал роман об огромном океанском лайнере. Вот как он его описывал: "Это был самый большой корабль, когда-либо бороздивший океаны – величайшее создание человеческих рук". Этот огромный корабль (не сравнимый по величине со всеми остальными) обладал удобствами "первоклассной гостиницы... плавающий город". Два духовых оркестра, два струнных оркестра и театральная труппа развлекали пассажиров на протяжении всего дня. Группа врачей заботилась о преходящем, а группа священников заботилась о вечном благополучии всех пассажиров, тогда как прекрасно тренированная команда пожарников готова была загасить любые страхи, а также устраивала собственные представления во время ежедневной практики с оборудованием.

Он считался "непотопляемым – неразрушаемым" и был сконструирован таким образом, что "девятнадцать водонепроницаемых отсеков могли закрыться за полминуты... но корабль мог продолжать держаться на воде даже тогда, когда все девятнадцать отсеков наполнялись водой...". На борту этого корабля находились тысячи людей, встретивших смерть в холодную апрельскую ночь, когда "непотопляемое" судно столкнулось с айсбергом.

Название фантастического романа Робертсона было "Крушение Титана" (The Wreck of the Titan). Через четырнадцать лет после публикации романа, 12 апреля 1912 года, корабль Титаник отошел от берегов Англии из порта Саутамптон, направляясь в Нью-Йорк. Однако по дороге он затонул, столкнувшись с айсбергом. Оба корабля – и воображенный, и настоящий – могли принять на борт несколько тысяч человек и ни один из них не был оснащен достаточным количеством спасательных шлюпок. Оба корабля могли развить скорость до двадцати четырех – двадцати пяти узлов. Титан описывался как корабль длинной в 800 футов и водоизмещением в 70 тысяч тонн. Настоящий же Титаник был длинной в 882,5 футов и имел водоизмещение 66 тысяч тонн.
Действительно ли подсознание Моргана Робертсона владело информацией о потенциальной реальности из Хроник Акаши? Появилась ли в Хрониках Акаши запись о возможном будущем, которому вскоре пришлось претвориться в жизнь благодаря деятельности британской корабельной компании Уайт Стар? Поразительное сходство между кораблем из романа и подлинным Титаником дает основания полагать, что это действительно так.

Случалось (хотя и редко), что во время чтений Кейси давал человеку информацию о его следующей жизни. Из-за динамики индивидуальной и коллективной свободной воли получение таких сведений, как правило, невозможно. Однако в ряде случаев Хроники Акаши, очевидно, собирают в себе достаточно потенциала, чтобы открыть доступ к информации подобного рода.
Свое чтение человеку пятидесяти одного года (5149-1) Эдгар Кейси начал с того, что назвал его место рождения, а затем заявил, что оно находится рядом с тем местом, где тот появится на свет в следующей жизни – Кейси сообщил название города.
При чтении, проведенном для сорокалетней женщины-врача, после обсуждения духовной силы, врожденных устремлений и прошлых жизней, Кейси похвалил ее за стремление к знаниям, которые были использованы в первую очередь "для того, чтобы лучше помогать другим". При чтении говорилось о том, что в настоящем ее душа испытает стремительное развитие, которое позволит ей "в последующем дать сущности период такой манифестации, когда лишь немногие смогут превзойти сущность как в метальной, материальной, так и в духовной жизни" (872-1).

Конец 7-й части

Перевод С. Грабовецкого